Lukashev740-01 Lukashev740-02 Lukashev741-01 Lukashev741-02

Мы — плоть от плоти Государства Российского,

Отечеством нашим востребованы,

и долг свой видим в беззаветном служении ему!

Президент Академии В.Г.Шевченко

Академия проблем безопасности, обороны и правопорядка зарегистрирована в Министерстве Юстиции РФ № 3935 от 31 августа 2000 г. Уставная деятельность Академии поддержана и одобрена Решением Президента Российской Федерации от 10.07.2000 г., Аппаратом Совета Безопасности РФ «№ А21-3109 от 9 октября 2000 г.», Министерством Обороны РФ «№ 319/694 НС от 31.10.2000 г.», Министерством Внутренних Дел «№ 1/20860 от 9.11. 2000 г.», Федеральной Службой Безопасности РФ «№ 4815-СД от 21.11.2000 г.», Министерством по Чрезвычайным ситуациям России «№ 32-794-7 от 8.11. 2000 г.», Государственным Таможенным Комитетом РФ «№ 01-07/5382 от 12.02.2001 г.», Полномочными представителями президента РФ в Федеральных округах. Академия была создана как научно-исследовательский центр, объединяющий усилия государственных институтов в целях укрепления безопасности, обороноспособности и правопорядка в Российской Федерации. Решением Комитета Государственной Думы по безопасности № 86 от 31 октября 2002 года, Академия утверждена ведущим научным общественным Центром Комитета Государственной Думы РФ по вопросам национальной безопасности, обороны и правопорядка. Деятельность научно-исследовательского Центра осуществлялась в интересах федеральных и региональных органов государственной власти Российской Федерации.

Академия получила лицензию на право ведения образовательной деятельности по специальностям 061100 – Менеджмент организации, Ш100 – «Юриспруденция», 061000 – «Государственное и муниципальное управление» по очно-заочной и заочной формам обучения.

В структуре Академии по решению Совета Безопасности РФ создано высшее учебное заведение профессионального образования – Академия национальной безопасности, обороны и правопорядка.

ВУЗ имел 18 филиалов и представительств в регионах России.

Кроме того, Академия проблем безопасности вела огромную исследовательскую работу по целому ряду направлений. Это проблемы территориальные, межэтнические, социально-экономические, оборонные, проблемы российской государственности, экологические. Их результаты концентрировались в Академии, главной задачей которой являлось обобщение материалов и приведение их к виду, доступному для практического использования в Совете безопасности РФ и других заинтересованных государственных инстанциях.

Особо надо выделить общественно-политическую международную деятельность АБОП, которая установила прочные контакты со многими международными организациями, с дипломатическими представительствами и военными атташе многих стран, аккредитованных в Москве. Делегации Академии по согласованию с Министерством иностранных дел выезжали во многие страны для ведения неофициальных переговоров по острым политическим проблемам. Например, делегация АБОП выезжала в Лондон по приглашению Маргарет Тэтчер и наградила ее Орденом Екатерины Великой.

В 2008 году был заключен Договор о сотрудничестве в области международных отношений между Дипломатической академией МИД РФ и Академией проблем безопасности, обороны и правопорядка. Принимая во внимание, что многие цели обеих академий по изучению вопросов развития международных отношений совпадают, стороны договорились осуществлять научный обмен, разработку и реализацию совместных проектов в области политики, экономики, экологии, информации и культуры. В дальнейшем, по согласованию академий. Документ подписали руководители академий Александр Панов и Виктор Шевченко.

Президент Академии генерал-полковник, ученый Виктор Григорьевич Шевченко — кандидат философских наук, доктор юридических наук, академик, профессор, Первый Вице-президент Академии Народов Мира (Нью-Йорк, США), действительный член Российской Академии Естественных наук, Международной педагогической академии.

Родился 28 марта 1944 года в селе Богдановка Знаменского района Кировоградской области. После окончания в 1964 году Саратовского высшего командно-инженерного училища проходил службу в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН). После окончания 311-й школы КГБ СССР с 1969 года по 1982 год – служба в органах военной контрразведки КГБ СССР, от оперуполномоченного до начальника особого отдела дивизии РВСН.

С 1982 года на руководящей работе в Центральном аппарате КГБ – ФСБ РФ. Начальник военной контрразведки Главкомата РВСН. Окончил Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР, Академию народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации и Академию Генерального штаба ВС РФ.

Член научного совета РАН. Автор более 50 научных работ, в том числе 5 монографий. Подготовил более 30 кандидатов и докторов наук. Проводил большую научно-исследовательскую работу по проблемам военной безопасности в России в современных условиях.

Награжден орденами Красной Звезды, «За военные заслуги», орденом «Знак почета», медалями «За трудовое отличие», «За отличие в воинской службе I степени», «За воинскую доблесть», всего 24 медалями СССР, Российской Федерации и др. стран, имеет благодарность председателя комитета Государственной думы, присуждено почетное звание «Рыцарь науки и искусства» Российской Академии Естественных наук.

Член Союза писателей РФ, автор 5 книг. Лауреат международной литературной премии имени Чингиза Айтматова, премии имени Фадеева и международной премии им. Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Без сомнения, огромная заслуга его состоит в том, что он сумел собрать людей — единомышленников с огромным потенциалом и объединить интересы людей разных профессий для решения глобальных проблем безопасности страны. По всей России были открыты отделения в 74 субъектах Федерации, в которых работали на общественных началах свыше 16 000 действительных членов, членов-корреспондентов и профессоров. Из них более 3 500 человек являются докторами и кандидатами наук.

Кроме того, в числе членов Академии 347 Героев Советского Союза и Героев России, 45 Героев Социалистического Труда. Членами АБОП являлись действующие 58 руководителей субъектов Федерации, 137 депутатов Государственной думы, 102 летчика-космонавта, 182 народных артиста Советского Союза и России, 4 лауреата Нобелевской премии, 135 лауреатов Ленинской и Государственной премий, 3 800 докторов и кандидатов наук, 210 руководителей высших учебных заведений руководители министерств и ведомств! Эти люди — достояние России, и их многолетний опыт руководителей должен был быть использован. Люди, посвятившие значительную часть жизни обеспечению безопасности России, не могут в одночасье перестать жить интересами государства. У них были возможности и желание внести свой вклад в повышение обороноспособности своей страны. Это надо было использовать.

Академия неоднократно предупреждала высшие властные инстанции об опасности руководства министра обороны Сердюкова, который разваливал обороноспособность России, указывала на злоупотребления должностных лиц МО и других силовых ведомств, — министра внутренних дел Нургалиева, который насаждал коррупцию с первого дня своего пребывания на посту министра, неправомерную деятельность и коррупцию в таможенных органах.

Академия неоднократно предупреждала на недопустимость отсутствия в России военной доктрины, доктрины миротворческой деятельности, на отсутствие военно-патриотического воспитания молодежи. Многие замечания впоследствии были учтены.

Растущий авторитет Академии, особенно в субъектах Российской Федерации, ее международная деятельность вызывала раздражение властей. Контрольным органам и СМИ было дано задание скомпрометировать АБОП в глазах общественности любыми средствами. Борзописцы многих, даже авторитетных средств массовой информации, стали размещать материалы никоем образом несоответствующие действительности, но порочащие деятельность Академии, сравнивая ее с действительно мошенническими структурами, продающими за большие деньги звания и награды. Если все это было бы так, то тогда как мог быть заключен Договор с МИДом, как Патриарх Алексий Второй благословил миротворческую деятельность АБОП, а главное, каким образом ее членами могли быть практически все руководители силовых структур, которым уже никакие награды и звания не нужны? Невольно на ум приходит процессы 30-х годов о деятельности партии эсеров, аграрной партии др. Такую деятельность властных структур кроме как политическим террором не назовешь.

В результате АБОП была ликвидирована 10 декабря 2008 года решением Верховного Суда Российской Федерации, оставленным в силе кассационной инстанцией 19 февраля 2009 г. Согласно решению суда, организация незаконно выдавала внешне похожие на государственные удостоверения профессора, члена-корреспондента и академика. Хорошо еще, что не были организованы показательные процессы и показательные расстрелы. Наш суд – самый гуманный суд в мире.

Президиум Академии проблем безопасности,

обороны и правопорядка

Президенту Академии ШЕВЧЕНКО В.Г.

П Р Е Д С Т А В Л Е Н И Е

К присвоению специальных знаков различия и ношению формы

одежды АБОП генерал-майора АБОП на

ЛУКАШЕВА

Ивана Львовича

академика

Лукашев Иван Львович – академик, действительный член АБОП, Президент Фонда изучения военно-политических проблем, Генеральный директор международного журнала «Военный дипломат».

Родился 20 марта 1952 года в Москве. Кадровый офицер. В Советской Армии с 1970 года. В 1976 году закончил Военный институт иностранных языков (в н. время Военный Университет).

Неоднократно выезжал в служебные спецкомандировки за границу: Южный Йемен, 1973 г., Ирак, 1976-1980 г.г., Сирия, Ливан1984-1987 и 1991-1994 г.г., участвовал в боевых действиях в составе 10 мотопехотной дивизии специального назначения ВС САР в долине Бекаа.

Уволен в запас в 1994 году, ветеран ВС России, участник боевых действий.

Образование:

· Высшее военно-специальное, Военный институт иностранных языков (в н.в. Военный университет), по специальности военный референт-переводчик арабского и английского языков, выпуск 1976 г.

· Специальное — спецкурсы по программе ООН для подготовки военных наблюдателей ООН на Ближнем Востоке, подразделение UNTSO (United Nations Treatment Supervision Observers), 1982 г.

· Высшее коммерческое, переподготовка офицеров по международной программе: Московская международная высшая школа бизнеса «МИРБИС» по специальности «Менеджмент в коммерческой деятельности», 1996 – 1998 г.

С 1994 по 2003 г. Работал в системе воздушного транспорта РФ. Участвовал в разработке концепции борьбы с терроризмом на воздушном транспорте. Командировки: Объединенные арабские Эмираты, Болгария, Ирландия, Таиланд, США, Франция. Участник Международной Конференции по авиационной безопасности 2003 г. в ОАЭ.

В 2003 году учреждает компанию ООО «Военный дипломат», которая по согласованию с Комитетом по обороне ГД РФ и МО РФ начинает издавать международный журнал «Военный дипломат», Генеральный директор.

Международный журнал «Военный дипломат» стал изданием широкого военно-политического спектра, приобрел известность и авторитет среди депутатов ГД РФ и среди дипломатического корпуса, аккредитованного в Москве, а также среди руководителей предприятий ОПК и за рубежом.

В журнале освещаются международная деятельность Комитета по обороне ГД РФ, ее взаимодействие с корпусом военных атташе, подчеркивается роль Государственной Думы в решении военно-политических проблем. Кроме того, журнал самостоятельно ведет активную политическую деятельность: проводит семинары, круглые столы по актуальным вопросам современной политики. За заслуги в области безопасности, пропаганды российских военных достижений и развития военно-технического сотрудничества журнал награжден Орденом Александра Невского первой степени.

В 2006г. избран действительным членом Российской Академии безопасности, обороны и правопорядка, академик, профессор. В 2006. Учредитель и Президент «Фонда изучения военно-политических проблем».

Заслуживает присвоения звания генерал-майор АБОП с ношением установленной формы одежды.

Председатель Комитета ГД по обороне Генерал-полковник Заварзин В.М.

В начале 1980 года председатель КГБ СССР Юрий Андропов вызвал к себе самого секретного человека госбезопасности – начальника Управления «С» Первого главного управления (внешней разведки) КГБ Юрия Дроздова. Он высказал ему свои соображения о необходимости создания у нас в стране секретной спецгруппы особого назначения для проведения спецопераций за пределами СССР. Дроздов согласился, и в 1981 году Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании такой группы. В 1984 году спецгруппа была сформирована и получила название «Вымпел». В неё входило около тысячи офицеров, имевших опыт боевых действий, одно или несколько высших образований и владевших иностранными языками. На подготовку одного бойца группы уходило от трёх до пяти лет и сто тысяч рублей в деньгах того времени. Андропов хотел, чтобы это подразделение было самым лучшим в мире.
В других странах такие отряды были созданы лет на 15–20 раньше, поэтому приходилось «догонять» потенциального противника. И «вымпеловцы» не только его догнали, но и перегнали. Достаточно сказать, что некоторые бойцы «Вымпела» даже прошли на нелегальных условиях разведывательно-диверсионное обучение в лучших спецподразделениях стран НАТО. При этом выяснилось, что их «домашняя» подготовка была намного сильнее и эффективнее. В случае войны этот спецотряд мог бы уничтожить лидера воюющей с СССР державы, взорвать в глубоком тылу противника военные и промышленные объекты, включая АЭС, захватить подводную лодку, вести агентурную работу и многое другое. Подразделение могло действовать только с письменной санкции председателя КГБ и решения Совета обороны государства. Группа «Вымпел» неоднократно использовалась для решения спецзадач за пределами СССР, в том числе и в Ливане в 1985 году.
В 1991 году, как подозревают, по предложению Анатолия Чубайса, эта группа была расформирована, переформатирована и подчинена МВД. Естественно, что после этого почти все сотрудники группы уволились и ушли в частные агентства безопасности, некоторые уехали за границу.

Командировка на войну
В марте 1984-го меня командировали на очередное задание в столицу Сирии Дамаск. Там меня представили советнику командира Десятой мотопехотной дивизии Сирийской армии генералу Шубкину Владимиру Ивановичу, и с ним вместе я уже на следующий день отбыл в Ливан.
Десятая мотопехотная дивизия дислоцировалась в Ливане и находилась в обороне по отношению к войскам Израиля. Она составляла основу Межарабских сил по поддержанию мира в Ливане. Генерал Шубкин был активным боевым командиром и показался мне приличным и умным человеком.
Участие советских военных, да ещё в высоких званиях, в войне в Ливане старались не афишировать. Офицеры были оформлены советниками. Основу всех войск в Ливане составляли сирийские части общей численностью до 70 тысяч человек. А межарабскими они назывались потому, что содержались за счёт арабских стран, таких как Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты.
Многие богатые ливанцы бежали от войны в Европу, поручая управляющим присматривать за своими дворцами, гостиницами, винными складами, садами и виноградниками. Часть оставленных богатых домов заняли высокопоставленные военные. Командир Десятой дивизии занимал большой дворец из розового камня с садом и бассейном. Командиры бригад, особенно отдалённых от центра, от него не отставали и жили или в гостиницах, или в шикарных ресторанах, которые напоминали о бушевавшей страстью и танцами прежней жизни Ливана.

Героин под охраной армии
Однажды на севере страны я увидел совершенно необыкновенную картину, достойную кисти импрессионистов. Огромная долина, покрытая чем-то ярко-красным: по бокам долины – горы, вершины которых в снежных шапках и лёгких белых облаках. Генерал сказал, что мы видим миллиарды долларов для казны сирийского президента Хафеза Асада и его cподвижников. Это цвёл мак, из которого делают героин. По периметру маковых полей была развёрнута концертина – это колючая проволока, вытянутая в трубу, через которую чрезвычайно трудно пробраться. Вдоль концертины ходили вооружённые автоматами Калашникова сирийские солдаты. Так регулярная сирийская армия охраняла будущий героин для Европы.
Поначалу зрелый мак прессовали и отправляли на Сицилию и в Марсель для выработки из него героина. Через некоторое время сирийцы сами научились делать героин и стали торговать им почти на государственном уровне.
Наша разведка об этом знала, но тогда у нас на распространение героина смотрели сквозь пальцы – мол, пусть империалисты травятся, нам-то какое дело.
Вдруг из-за вершины гор буквально выскочили шесть израильских самолётов, от каждого отделились по две ракеты, направленные на сирийские позиции. За каждой ракетой шёл красивый белый шлейф, смотревшийся живописно на фоне синего неба. При этом самолёты резко ушли вверх и далее через боевой разворот – скрылись за горой – на свою территорию . Двенадцать взрывов одновременно раздались в районе дислокации сирийских войск. Генерал сказал, что вот так, с немецкой педантичностью, дважды ежедневно бомбили израильтяне сирийские войска. Кстати, районы, где находились советские советники, не бомбили.

Казнь в Дамуре
В сентябре 1970 года Хусейн, как король Иордании, выгнал со своей территории всех палестинцев. По решению Лиги арабских государств, почти полмиллиона из них обосновались в Ливане, около Бейрута. И Ливан стало будоражить, поскольку подавляющее большинство палестинцев были бойцами Организации освобождения Палестины.
В июле 1982 года правительство Израиля под руководством генерала Бегина ввело на юг Ливана войска, которые стали производить зачистку территории. Тогда же в Ливан ввела свои вооружённые силы и Сирия, обозначив их как Межарабские силы по поддержанию мира. Чтобы не нагнетать обстановку в регионе лидер ООП Ясир Арафат согласился вывезти до 15 000 своих бойцов на Кипр, однако оставил в Ливане ещё значительные силы. А в так называемых лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила оставалось до 600 палестинцев, проповедовавших Интифаду и вооружённых советским оружием.
Маленький городок Дамур на юге от Бейрута считался полностью христианским. Во время Ливанской гражданской войны палестинские отряды из ООП и их союзники взяли 9 января 1976 года Дамур в осаду, перекрыв поставки воды, продовольствия и медикаментов. ООП не пустила в город Красный Крест для эвакуации раненых после артиллерийских обстрелов. А потом палестинцы захватили Дамур. Городок защищало всего 20 бойцов христианской милиции и около 300 местных ополченцев. Палестинцы действовали, как фашисты: вырезали в тот день 1800 христиан. Причём мужчинам отрезали головы, женщин насиловали прямо на улицах, затем убивали и отрезали руки и ноги. Здесь же убивали детей. Об этом преступлении мало писали. Гнев израильтян и христианских фалангистов был настолько велик, что ответ был почти молниеносен: уже на следующий день они провели зачистку лагерей Сабра и Шатила.
Эти лагеря совсем не были мирными, как писали в советской прессе. Там жили террористы из «Красных бригад», экстремисты из Йемена, Ирака, Алжира и Ливии, неоднократно прятались здесь «террорист №1» Карлос Шакал и его сообщники.
Военная операция Израиля имела большой международный резонанс, но в средствах массовой информации не сообщалось, что это был ответ на действия палестинских «борцов за независимость».
В городке Дамур погибло 1800 человек. В лагерях Сабра и Шатила погибло 800 человек. Но все дружественные СССР мировые средства массовой информации представили эту трагедию как зверство христианских фалангистов и израильской военщины. Арабские и советские средства массовой информации, не жалея сил, клеймили Шарона, но на самом деле это был «ветхозаветный» ответ израильтян, верных принципу «Око за око, зуб за зуб». Но палестинцы действовали не только против Израиля. Вслух они заявляли, что хотят мирно жить на ливанской земле, и вводили в заблуждение весь мир:
– 1982 год. В Бейруте убиты все члены французской военной миссии, 58 военнослужащих. В том же году в Бейруте были убиты 200 американских моряков. Этой вылазкой руководил Карлос Шакал.
– 1984 год. В Бейруте палестинцы повесили американского полковника, одного из руководителей военных наблюдателей США. Он имел дипломатический паспорт и по соглашению о пребывании американских военных наблюдателей в Ливане обладал дипломатической неприкосновенностью, но ООП это не остановило.
– 1985 год. В аэропорту Бейрута палестинскими террористами захвачен авиалайнер компании TWA с пассажирами на борту. Они потребовали освобождения 500 палестинских заключённых из тюрем Израиля, а также 17 палестинцев из тюрем Кувейта, арестованных по подозрению в организации взрыва посольства США. Один из пассажиров, военнослужащий ВМС США, был убит, и его выкинули из самолета на лётное поле. Израиль, который принципиально никогда не вёл переговоров с террористами, на этот раз освободил несколько палестинцев в ответ на освобождение женщин, детей и знаменитого певца Демиса Руссоса, также находившегося в самолёте.
Сирийские власти официально старались отмежеваться от палестинских террористов, несмотря на то, что подготовку они, в основном, проходили в Сирии или в Советском Союзе. Однако палестинцы оказались неблагодарными не только в отношении сирийцев, но и в отношении нашей страны.

Операция «Баальбек»
Однажды утром генерала Шубкина вызвали к главному военному советнику, потом позвали и меня. На балконе кабинета Главного советника я увидел корреспондента советского радио и телевидения, известного политического комментатора Фарида Сейфуль-Мулюкова. С ним стоял неизвестный человек, как потом оказалось, тоже наш корреспондент радио и телевидения на Ближнем Востоке Андрей Рогов (фамилия изменена. – И.Л.). Я не слышал всего разговора, но, когда генерал подошёл ко мне, я понял, что ничего хорошего Главный советник им не сказал. Затем генерал Шубкин объяснил, что нам приказали подстраховать работу телевизионщиков, которым нужно снять храм в Баальбеке. Этот район находился в зоне ответственности нашей дивизии, но фактически был занят палестинцами и бойцами их только что созданной экстремистской группировки «Хизболла» – партия Аллаха. Эти бойцы вообще не признавали мирных методов решения палестинского вопроса и собирались уничтожить всех евреев.
Задача была непростой, но, как сказал генерал, приказ дан, и надо его выполнять. Первая попытка наших корреспондентов закончилась тем, что их остановили палестинцы, забрали машину и всю аппаратуру, а их самих сильно избили, потом поставили к стенке и начали стрелять из автоматов поверх их голов. Ощущение, говорили журналисты, не из приятных.
Поскольку мы находились на территории Ливана, мы решили сначала встретиться с ливанским командованием, прежде всего, с начальником разведки ливанской армии. А так как мы собрались на территорию, которая занята палестинцами, и они там командуют, значит, нам надо встретиться и с палестинским командованием и, в первую очередь, с начальником разведки ООП. Кроме того, нужно было договориться и с сирийским командованием – прежде всего с командиром дивизии и начальником разведки дивизии, поскольку мы просили охрану у Сирийской армии. Было бы лучше всего, если бы с командиром дивизии встретился наш генерал и сообщил, что просьба исходит от Главного, но он уклонился от вопроса и переложил всё на меня. Генерал учитывал мои хорошие личные отношения с командиром дивизии – я с ним играл в настольный теннис, а иногда мы вместе ужинали.
Наш советник по разведке должен был встретиться с начальником разведки дивизии и уже с ним поехать и к палестинцам, и к ливанцам. Начать операцию решили через пять дней.
В течение четырёх дней подготовки я навестил сначала командира Десятой дивизии, выпил с ним виски и сказал: «Вот, так мол и так, обратились к нам через Главного советника (всё-таки я не хотел, чтобы он совсем устранился) корреспонденты радио и телевидения. У нас есть передача «Клуб кинопутешественников», и они хотели бы снять минут на 20–30 фильм про Баальбек». Хорошо помню, как он хитро улыбнулся и говорит: «Значит для передачи? А по телевизору покажете?» Я ответил: «Они обещали обязательно показать!» Командир пригласил начальника разведки, объяснил ему суть вопроса и говорит: «Обеспечь, пожалуйста, машину охраны и позвони своему палестинскому коллеге, что к нему приедет капитан Лукашев, офицер связи от советского главного военного советника. И позвони в ливанское командование, что к ним тоже приедет Лукашев».
После этого ко мне присоединился наш советник по разведке. В течение двух дней мы навестили палестинского и ливанского начальников разведки, которые согласились разрешить съёмку, но каждый из них выделил по два своих человека, то ли для того, чтобы охранять нас, то ли для того, чтобы нас контролировать.
Особенно трудно было разговаривать с палестинским начальником разведки, потому что он знал больше всех и, конечно, догадался, с чем на самом деле связана наша просьба. Тем не менее, он сказал: «С вами будут два наших офицера, вооружённых, и, надеюсь, никаких эксцессов не произойдёт». Я говорю: «Да что вы, что вы, нам бы снять знаменитый храм в Баальбеке».
А храм и его история, действительно, интересны. В основание здания уложены три камня длиной 24 метра, шириной 5 метров, высотой 6 метров. Ещё два камня, больше чем на половину выточенные из скалы, так и остались в этих скалах. Так вот: даже современные технологии не позволяют изготовлять такие камни из цельной скалы и перемещать их на такое расстояние, а, главное, поднять их на высоту 10–12 метров и уложить с такой точностью, что между этими камнями монетка не проходит, что мы и продемонстрировали потом телезрителям. Этот мощный фундамент под храмом некоторые смелые учёные рассматривали как стартовую площадку для инопланетных кораблей. Такая работа, полагали они, под силу только более высокой цивилизации, чем наша. И это является одним из доказательств того, что на Земле до нас были более развитые, чем мы, цивилизации, обладавшие такими технологиями, какими мы сейчас ещё не обладаем. Вот это мы хотели снять.
Все вместе мы встретились через пять дней. Генерал Шубкин отдал мне свой «уазик». Наш советник начальника разведки дивизии был кадровым офицером ГРУ. Он, видно, получил своё задание от резидента ГРУ. У него была отдельная машина и оружие. Оружие разрешили иметь только ему и мне, потому что мы, собственно говоря, прибыли в Ливан как военнослужащие Сирийской армии, а журналисты – это гражданские люди, которые не должны иметь оружия.
Но того оружия, что было у нас, при случае хватило бы на всех. Мне генерал положил в «уазик» два автомата, сзади был ящик с гранатами и ещё один автомат. У меня был свой пистолет, а на ремне навешены были две или три гранаты.

Таинственная телесъёмка
Перед отъездом генерал мне всё-таки рассказал, что не в «Клубе кинопутешественников» дело и мероприятие, которое предстоит, совсем не мирное: «Печёнкой чувствую, что случилось что-то очень серьёзное. Ещё учти, палестинцы очень не любят гостей с теле– и фотоаппаратурой. С другой стороны, неужели ты не понимаешь, что дело не в памятниках культуры и даже не в Центральном телевидении. Дело в том, что Андрей Рогов тоже не совсем корреспондент и снять Баальбек он хочет не совсем для телевидения».
Напоследок он сказал, чтобы я взял нашу машину без шофёра и сам сел за руль. «Там у тебя ещё один автомат и много боеприпасов. Как только будет малейшая угроза, плюй на корреспондентов и немедленно возвращайся. Если нужно стрелять, выбивай переднее стекло и стреляй, не бросая руля, перед собой – не бойся, ругать не стану. Ты сам осознай, что вы едете на военную операцию. Главное – вернуться живым», – сказал мне напоследок генерал, сел в другой «уазик» и уехал в Дамаск.
Прав был генерал, и неспроста хитро улыбался начальник палестинской разведки. Я и сам почувствовал, что здесь что-то не так. Совершенно очевидным для меня было то, что хотят заснять Баальбек и те здания и строения, где размещается командование палестинского движения сопротивления и «Хизболлы». Там же находилась школа подготовки шахидов-смертников.
Мы двинулись в Баальбек колонной из пяти автомобилей: два наших «уазика», журналисты, палестинцы и ливанцы. Впереди колонны ехали палестинцы, потому что большинство постов было от них. Мы замыкали колонну, имели перед собой всю картину движения, чтобы открыть огонь в случае опасности. Хотя что бы мы могли сделать, кроме как подать сигнал и умереть с честью?
После первой безобидной съёмки скалы, из которой делали гигантские камни, мы поехали в центр города и остановились на покрытой травкой площадке перед входом в храм. Рядом находилась штаб-квартира «Хизболлы». Раньше на этой площадке устанавливались стулья и устраивались концерты самых известных звёзд: сюда приезжали Фрэнк Синатра, Демис Руссос, здесь выступала знаменитая Фейруз, символ всего арабского мира Ум Кальсум и множество других арабских и иностранных артистов. Теперь здесь были палестинцы, для которых Ливан был просто лагерем временного пребывания.
Широкая и хорошо сохранившаяся на протяжении тысячелетий лестница вела на площадку храма, откуда палестинские позиции хорошо просматривались. Было видно, что они основательно укреплены: по обоим флангам размещались специально оборудованные из мешков с песком позиции для крупнокалиберных пулемётов. Ещё две такие позиции были с другой стороны. Мы забрались на площадку храма. Журналисты развернули оборудование и приступили к съёмке. Андрей Рогов начал запись:
– Дорогие телезрители, мы находимся на территории одного из самых древних сооружений на нашей планете. Этому храму больше десяти тысяч лет. Как раз в основание храма уложены те громадные камни, которые мы видели сбоку. А теперь посмотрите, с какой точностью они уложены, – сказал Рогов и попробовал просунуть монетку между камнями.
И я увидел, что в это время его оператор повёл камеру уже совсем не на него, а пошёл вокруг всей площадки, снимая панораму Баальбека.
А Рогов продолжал комментировать:
– Смотрите, дорогие телезрители, какая красивая природа вокруг, как она органично смотрится вместе с храмом!
Вижу, арабы насторожились. И я говорю оператору:
– Володя, ты смотри, не очень-то вокруг крути, а то сейчас товарищи не выдержат.
Но в этот раз всё, слава Богу, закончилось хорошо. После окончания съёмки Андрей вынул из портфеля две бутылки «Джонни Уокер», и мы разлили виски всем сопровождающим. В Ливане везде есть маленькие кафе. Мы подозвали официанта, он принёс всем пива в высоких кружках. Володя, как полагается, долил виски в это пиво. Арабы выпили и сразу стали добрые и весёлые. Я говорю: «Ты, Володь, смотри, эти-то арабы выпили виски, поэтому они добрые и весёлые, а вот те, которые за пулемётами сидят, они виски не пили, так что давай отсюда быстрее сматываться».
Журналисты выполнили своё обещание и подарили нам ящик виски «Блэк Лейбл». Мы пожали друг другу руки и разъехались с чувством выполненного долга и очень уставшие. Никто ничего больше не сказал.

Месть Гиене
Я узнал о том, что именно произошло, только через неделю. С советником начальника разведки мы были в хороших отношениях, и однажды, в конце рабочего дня, полковник подошёл ко мне и сказал, чтобы я подождал его после работы. «Генералу скажем, что я хочу купить видик, а ты мне присоветуешь, какой выбрать». Однако мы поехали не в магазин за видеомагнитофоном, а в маленькое кафе, откуда начинали своё путешествие в Баальбек, сели за столик, заказали моё любимое пиво Heineken. После чего он мне рассказал, что произошло на самом деле и что он всё знал с самого начала, но никому, и прежде всего мне, сказать не мог.
А случилась настоящая преступная трагедия.
Сентябрьским днём 1985 года машины с неизвестными террористами подрезали две машины советского посольства в Ливане с находившимися в них врачом Николаем Свирским, вице-консулом Аркадием Катковым и сотрудниками резидентуры внешней разведки Олегом Спириным и Валерием Мыриковым. Их затолкали в машины и увезли в неизвестном направлении, причём Аркадий Катков был ранен, ему вовремя не оказали помощь, у него началась гангрена, и его расстреляли. Наши спецслужбы определили, что исполнителями похищения были палестинцы и, возможно, заложники содержались в Баальбеке.
Заправлял палестинскими бандитами помощник Ясира Арафата по прозвищу Гиена, имя у него было Имад Лугние. Вскоре Гиена вышел на наше посольство и выдвинул ультиматум: Советский Союз должен надавить на президента Сирии Хафеза Асада, чтобы он прекратил операции в Северном Ливане и оставил эту территорию за палестинцами. В то же время здание посольства окружили палестинские боевики. Они заявили, что начнут штурм и расстреляют не только тех, кого похитили, но и всех сотрудников посольства. Вот такие верные «друзья». Посол доложил об этом на самый высокий уровень, после чего вышел на телефонный разговор с Ясиром Арафатом и спросил его, как же он может так поступать со своими друзьями:
– Кроме того, господин Арафат, вы же представляете, что ваша угроза насчёт штурма посольства просто нереальна, потому что в Ливане располагается, как вы знаете, около ста тысяч бойцов регулярной сирийской армии, которые в любую минуту придут нам на помощь. Прошу учесть этот фактор и более в таком непозволительном тоне со мной не разговаривать. И передайте это вашему помощнику Гиене (посол специально раскрыл Арафату, что знает боевую кличку Лугние), чтобы он забыл слово «ультиматум» в отношениях с представителями Советского Союза.
Разговаривал наш посол нарочито резко. Потом он в приказном тоне потребовал освободить наших дипломатов и снять осаду с посольства. Специальная аппаратура позволяла слушать и после того, как положили трубку. Арафат об этом не знал.
После разговора, уверенный в том, что мы его не слышим, он сказал своим подчинённым, чтобы они ни в коем случае заложников не отпускали, посольство не разблокировали, пока сирийские войска не выйдут с севера Ливана.
Советник начальника разведки продолжал свой рассказ:
– Именно поэтому Андрею Рогову было поручено провести рекогносцировку местности на предмет нахождения заложников в Баальбеке для обеспечения возможности проведения силовой операции по их освобождению, а Рогов после первой неудачной попытки обратился к нашему главному, и уже он решил задействовать нас.
Я возмутился:
– Как же Ясир Арафат решился пойти на такие действия против нас, ведь мы его и в руководители ООП выдвинули, и в большом объёме оказываем экономическую и военную помощь? Сколько миллионов мы в него вложили! Его боевики используют только наше оружие, которое, в основном, было им поставлено безвозмездно.
– Никто этого не понимает, даже наше высшее руководство. Но в то же время терять контроль над палестинским движением нам никак нельзя.

«Вымпел» в Ливане
Именно по этой причине наше высшее руководство приняло смелое и беспрецедентное решение. По приказу Юрия Андропова выполнение этой задачи решили поручить только что созданной группе «Вымпел». Контролировать операцию он поручил генералу Юрию Ивановичу Дроздову. Группа из десяти человек тайно прибыла в Ливан. Впервые для нашей военной доктрины и разведки решили действовать по методу устрашения. Как и с кем они общались, до сих пор неизвестно. Есть предположение, что разведка получила данные от лидера друзской общины Валида Джумблата. Он сообщил места, где находятся лидеры группировки, захватившей наших заложников. А может, наша служба связалась с израильской разведкой МОССАД, такое тоже могло быть. Потому что принципы действия группы «Вымпел» вполне соответствовали принципам действия спецгрупп МОССАД.
Неожиданно для палестинцев кто-то вдруг стал убивать ближайших соратников Ясира Арафата и Гиены. Одного за другим уничтожили больше десяти командиров. А потом Гиене прислали письменный ультиматум, причём письмо принёс ему какой-то мальчик, то есть дали понять, что знают, где он находится. В этом письме было написано, чтобы Гиена сам выбрал следующую жертву, если он не отпустит советских заложников. И Гиена понял, что, поскольку вышли на него, жертвой, скорее всего, станет он сам. И в один прекрасный день в ворота советского посольства в Бейруте постучали три бородатых человека – наши дипломаты. Осада с посольства тоже была снята.
После этого спецгруппа исчезла так же незаметно, как и прибыла.
Насколько я знаю, Ясир Арафат рвал и метал от злости и бессилия, но ничего сделать уже не мог. Он понял, что Советский Союз – друг, но друг такой, что и зубы показать может, а значит, с ним надо дружить крепче. И это была наша политическая победа в отношениях с ООП.
– А наша миссия была связана с тем, – сказал полковник, – что, по данным разведки, заложники находились в тюрьме в Баальбеке. Потом их, возможно, перевели в палестинский лагерь Шатила, хотя, может, они оставались до конца операции в Баальбеке. Во всяком случае, сначала предполагался силовой вариант освобождения этих заложников, а для этого нужно было знать, где располагается тюрьма и как охраняется. И наша группа, проникнув, собственно говоря, в самое сердце этого палестинского движения сопротивления, практически полностью обеспечила видеосъёмку местности, применяя новейшую цифровую разведывательную аппаратуру, связанную непосредственно со спутниками. Когда они снимали панораму Баальбека, да ещё с высоты храма, информация передавалась через космос в Москву, в Центр. Там были видны мельчайшие детали всех нужных для нашей разведки построек. Поэтому наше путешествие в Баальбек было необходимо, и все мы сыграли большую роль. И хотя всё кончилось без силового варианта, мы свою миссию выполнили.
Для отвода глаз недели через две в рамках программы «Клуб кинопутешественников» показали фильм «20 минут по Ливану», снятый корреспондентами Центрального телевидения. А мы с удовольствием разделили дюжину бутылок виски между собой, не забыв и нашего генерала.
Юрий Иванович Дроздов в 90-х годах был уволен со службы, а группа «Вымпел» перестала существовать. После 2000 года решение о расформировании группы будет признано неправильным и будет набрана новая группа «В», но это будет уже другая группа и другая история.

Статья размещена также на сайте  «Клуба товарищей Военного института иностранных Языков»

www.viclub.ru

ПОЛНОСТЬЮ КНИГА «РАЗВЕДКА, СЕКС И РОК-Н-РОЛЛ» РАЗМЕЩЕНА НА САЙТЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА ЭЛЕКТРОННЫХ КНИГ «WEXLER» по ссылке:

http://wexler.ru/author/44d698d6-5d8a-4bd4-aeb0-ae30f242c498


ПРЕДИСЛОВИЕ

Терроризм — это великое бедствие современного мира зародилось еще в Древнем Риме, когда политические убийства стали одним из методов решения политических проблем и достижения политических целей. В ХХ веке — это уже серьезная угроза политической стабильности и безопасности всего мирового сообщества. До сих пор нет единого понимания терроризма, из-за этого и нет международной координации действий и решительной борьбы с ним. С распадом СССР и сменой исторической формации некоторые взгляды на террористические движения и позиции развитых стран, главным образом США и России, сблизились, но не до конца, и это отдельный разговор. Сейчас огромной угрозой всему миру является арабский фундаментализм и исламский радикализм, который завоевывает все большее пространство, как с точки зрения географии, так и населения многих стран. А зародился он в недрах плодотворного сотрудничества СССР и так называемых прогрессивных арабских режимов и, как ни странно, нацистов, прочно обосновавшихся на Арабском Востоке.

НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ИСТОРИИ

МУФТИЙ ХАДЖ АМИН АЛЬ-ХУСЕЙНИ

Великий иерусалимский муфтий Хадж Амин аль-Хусейни, всю свою жизнь посвятивший борьбе против возвращения евреев на их историческую родину в Палестину придерживался пронацистского курса. Еще в 1933 году он установил контакты с нацистами. Гитлер обещал муфтию поддержку в борьбе с англичанами и евреями. Аль-Хусейни установил тесные связи с Адольфом Эйхманом. В сопровождении Бруннера, помощника Эйхмана, муфтий посетил концлагерь Заксенхаузен и лагеря смерти Освенцим и Майданек, где лично наблюдал за уничтожением евреев. Он считал это святым делом для мусульман, угодным Аллаху, и благословил это преступление.

Аль-Хусейни организовал формирование из марокканцев, албанцев и боснийцев «Арабского корпуса» Waffen SS. Корпус состоял только из мусульман и принимал участие в войне против Советской армии на Кавказе и был там разгромлен. Остатки подразделений корпуса соединились с боевыми отрядами хорватских националистов – усташами, и после поражения Германии были приняты в состав сирийской армии.

Поражение Германии в 1945 г. не означало краха германо-арабской дружбы, направленной против западных демократий и «мирового еврейства». Пронацистские настроения в арабском мире продолжали существовать и после войны. Именно Арабский Восток, наряду с Латинской Америкой, стал главным убежищем для беглых нацистских преступников, где они встретили теплый прием, и всего в арабские страны бежало около 8 тыс. офицеров гестапо и вермахта, поступивших на службу в вооруженные силы различных стран региона. Тысячи гитлеровцев «переходили» в мусульманство, брали арабские фамилии, тщательно изучали Ислам и новый для себя язык. «Вплоть до Йемена, – писала в августе 1957 года парижская газета “Монд”, – не было арабской страны, где бы ни отмечалось присутствие германских военных». В западной печати были сообщения о том, что в начале 50-х годов Адольф Эйхман некоторое время находился в Кувейте, будучи «своим человекам» в окружении местного властителя.

Нацисты оказывали неоценимую помощь арабским режимам профашистского толка, прежде всего, в создании и становлении в этих странах спецслужб, полицейских частей и подразделений коммандос. Они формировались по образцу и подобию аналогичных частей вермахта.

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НАЦИСТ ГАМАЛЬ АБДЕЛЬ НАСЕР

До начала и во время второй мировой войны существовали тесные связи между арабским освободительным движением и фашисткой Германией на основе борьбы против общих врагов в лице США, Англии и международного сионизма. Офицер египетской армии Гамаль Абдель Насер состоял в очень близких отношениях с германской агентурой и нацистской партией, считая, что, уничтожая евреев в концлагерях и ведя войну против англичан, Гитлер, в случае победы, принесет египтянам долгожданное освобождение от английского владычества. Его заместитель и друг Анвар Садат был на стороне немцев и занимался шпионажем для фельдмаршала Роммеля. 23 мая 1941 г. Гитлер подписал приказ № 30, в котором говорилось, что «арабское освободительное движение на Среднем Востоке является нашим естественным союзником».

В середине 50-х годов в арабских странах произошли освободительные революции, что стало основой сотрудничества с ними Советского Союза. Кремль стал развивать тесное военно-политическое, экономическое и идеологическое сотрудничество с этими арабскими режимами, важнейшими элементами которого были ненависть к демократии, тоталитаризм и юдофобия. Первоначально планировалось создание еврейского государства Израиль на территории Крыма, который Ленин заложил Соединенным Штатам за долг в 50 млн. долларов, и он должен был перейти в американское владение в 1954 году. Но хитрый и умный Сталин стал готовить передачу Крыма Украине, тем самым защитив его от возможности создания в нем Крымской Калифорнии — еврейского государства, одновременно продвигая в ООН сионистскую идею создания Израиля в Палестине. Именно эта точка зрения одержала верх, и государство Израиль было создано в 1947 году решением Совета безопасности ООН, а проблема Крыма была закрыта уже после смерти Сталина, когда Хрущев, используя идею Сталина, передал его Украине – самостоятельному государству, имеющему свое представительство в ООН.

Символом сотрудничества «прогрессивных» арабских режимов и СССР стал Президент Египта Гамаль Абдель Насер. Советский Союз именно на него сделал ставку в своей арабской политике. В 1956 году Гамаль Абдель Насер заявил о национализации Суэцкого канала, и только вмешательство СССР спасло Египет от большой войны, когда против него выступили Англия, Франция и Израиль, т.е. те страны, интересы которых были, больше всего, затронуты этим необдуманным решением. Тогда удалось предотвратить агрессию и возможно третью мировую войну серьезным заявлением Советского Союза в ООН с одновременным сосредоточением большого количество боевых кораблей и подводных лодок в Средиземном море и объявлением боевой готовности советских Вооруженных сил, включая стратегические ракеты. До боевых действий не дошло.

После этого бывший агент вермахта Гамаль Абдель Насер стал активным сторонником укрепления дружбы и расширения сотрудничества между Египтом, другими «прогрессивными» арабскими странами и Советским Союзом, которое стремительно развивалось по всем направлениям. Гамаль Абдель Насер стал символом советско-арабской дружбы. По инициативе 1-го секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущёва, находившегося с 9 по 25 мая 1964 года в Египте с официальным визитом, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 мая 1964 года президент Египта Гамаль Абдель Насер был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11224).

Наш народный поэт Владимир Высоцкий тогда написал:

Живёт в песках и жрёт от пуза

Полуфашист, полуэсер

Герой Советского Союза,

Гамаль Абдель на-всех-Насер

Потеряю истинную веру –

Больно мне за наш СССР:

Отберите орден у Насера –

Не подходит к ордену Насер!

СССР готов был закрыть глаза на то, что в странах, с которыми он сотрудничает и оказывает ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКУЮ помощь, работают германские и югославские нацисты, военные преступники, убийцы тысяч советских людей. Там, где главенствует идеология, совесть молчит.

Возникает естественный вопрос: известно ли было советскому руководству, КГБ с его Первым Главным управлением внешней разведки, Главному разведывательному управлению Министерства обороны СССР о деятельности германских нацистов в арабских странах? Безусловно, да, и, более того, многие из них стали также работать на КГБ, доставляя информацию «из первых рук» о политических тенденциях власти в этих странах, и направляя их в нужное нам русло будущей политики. Кроме того, арабские националисты, воспитанные нацистами, были партнерами на Ближнем Востоке в совместной борьбе против западной свободы и демократии, против «международного сионизма», а в этой борьбе все средства хороши по принципу «враг моего врага – мой друг».

ГИТЛЕРОВСКИЙ ДИВЕРСАНТ №1, РАЗЫСКИВАЕМЫЙ НАЦИСТСКИЙ ПРЕСТУПНИК АГЕНТ КГБ ОТТО СКОРЦЕНИ И ДРУГИЕ НАЦИСТЫ

Вскоре на Ближнем Востоке в разных странах стал появляться небезызвестный гитлеровский обер-диверсант Отто Скорцени. Он готовил здесь группы диверсантов по образцу и подобию аналогичных групп «третьего рейха». Трудно себе представить, чтобы сотрудники КГБ, которые полностью контролировали ситуацию на Ближнем Востоке в то время, не обратили внимание на бывшего диверсанта Гитлера №1, тем более, что Отто Скорцени пользовался полной свободой передвижения, хотя являлся нацистским преступником и был приговорен международным военным трибуналом к смертной казни. Это не мешало ему давать интервью журналистам, встречаться с политическими деятелями и даже с нашим писателем Юлианом Семеновым, о чем тот не преминул написать целый рассказ.

____________________________________________________________________________

В Сирии во главе германской военной миссии, руководившей обучением местной армии, находился бывший полковник гитлеровского генерального штаба Крибль. Одновременно, офицер гестапо Рапп проводил реорганизацию разведывательной службы сирийской армии. Окопавшиеся в военных структурах Сирии гитлеровцы установили тесные связи с наиболее ярыми антиизраильскими элементами в стране и принимали активное участие в многочисленных государственных переворотах. В Сирии нашел убежище еще один нацистский палач Алоиз Бруннер, чье имя неразрывно связано с уничтожением многих тысяч заключенных в лагере Освенцим.

С июня 1943-го по август 1944 года Бруннер был начальником концлагеря в Дранси под Парижем, из которого евреев направляли в газовые камеры. Палач никогда не раскаивался в содеянном. «Казненные евреи заслуживали смерть, – заявил он в 1987 году в интервью газете “Чикаго Санди Таймс”. – У меня на этот счет никаких сожалений. Если надо, я все повторил бы сначала».

Алоиз Бруннер являлся личным секретарем и одним из главных подручных Адольфа Эйхмана, который высоко оценил «эффективность» его работы и после войны помог ему скрыться на Арабском Востоке.

Бруннера дважды заочно судили – в 1954 году в Париже и в 1956 году – в Марселе и приговорили к смертной казни. На протяжении многих лет Париж требовал от Дамаска экстрадиции Бруннера даже в то время, когда Сирия была активным политическим союзником СССР, но сирийские власти упорно отвечали: им якобы ничего не известно о его пребывании в стране, а советские власти, знавшие о местонахождении этого преступника, молчали. В 1996 году президент Жак Ширак лично просил президента Сирии Хафеза Асада помочь в розыске преступника, но безуспешно: ответ был тем же.

Многие гитлеровские специалисты по созданию концлагерей нашли применение своему чудовищному опыту в различных концлагерях, созданных в Египте и Сирии в которых томились десятки тысяч представителей оппозиции. В 1958 году в Каире находился гитлеровский военный преступник — врач лагерей смерти доктор Эйзеле. Медицинскую часть администрации концлагеря, расположенного в 200 километрах к югу от Александрии, возглавлял эсесовский врач Виллерман.

Важной сферой активности нацистов была и Саудовская Аравия. Здесь им удалось установить тесные связи с влиятельными кругами ваххабитов. Влиятельная каирская газета «Аль-Ахрам» писала: «Бывшие немецкие офицеры проявляют большой интерес к Саудовской Аравии. Ваххабиты рассматриваются ими как одно из наиболее перспективных и радикальных направлений в Исламе. Офицерами СС в этой стране были созданы военно-тренировочные центры, где проходили подготовку молодые ваххабиты. Во главе центра стоял бывший офицер СС». Кто знает, не сыновья ли и внуки курсантов этого центра приложили «свою руку» к кровавым событиям в Чечне?

В этой связи следует отметить, что нацисты сыграли немалую роль в формировании арабского терроризма. Характерно, что эти традиции, заложенные еще в первые послевоенные годы, оказались весьма живучи. Достаточно вспомнить о тесных связях германской террористической группы Баадер-Майнхоф с палестинскими террористами, а через них с КГБ. В каждой дружественной нам стране в посольствах были специальные офицеры КГБ на больших дипломатических должностях с задачей оперативной связи и обмену информацией с местными спецслужбами безопасности.

Кроме того, доподлинно известно, что многие бывшие нацисты, бежавшие в арабские страны, возможно, были затем завербованы КГБ. Вряд ли Алоиз Бруннер смог бы долгое время безопасно проживать в Сирии без мощной защиты КГБ, на который он работал. Документов, подтверждающих это, естественно, нет, потому что работали профессионалы. А, если и есть, то там, где их достать нельзя, даже при очень большом желании. Подлинные масштабы тройственного сотрудничества между германскими нацистами, арабскими националистами и советскими разведывательными службами станут известны лишь тогда, когда будут рассекречены документы, хранящиеся в государственных архивах арабских стран и в соответствующих досье бывшего КГБ в Москве.

Арабский терроризм — это самое многочисленное националистическое движение фашистского толка представлялось нашими средствами пропаганды мировому общественному мнению как освободительная борьба палестинского народа за самоопределение. Это движение, которое финансировалось советским и арабским капиталом, а вооружалось, в основном, советским оружием, разрослось в неуправляемую мировую опасность, сравнимую разве с угрозой третьей мировой ядерной войны. Палестинцы в свое время выбрали страной пребывания Иорданию. Мудрый король Хусейн понял всю опасность этого и убрал их со своей земли, за что они считали его врагом палестинской нации и создали одну из первых террористических организаций под названием «Черный сентябрь», т.к. их выгнали из Иордании в сентябре 1970 года.

После этого, по решению Лиги Арабских Стран, они обосновались числом до полумиллиона человек в Ливане около Бейрута. Поскольку палестинское движение сопротивления – это военная организованная сила, они, безусловно, представляли собой большую опасность и создавали много проблем для Ливана. Ливан стало будоражить после того, как там появились палестинцы.

ОРГАНИЗАЦИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ПАЛЕСТИНЫ

Организация освобождения Палестины (ООП) была создана в 1964 году на средства Лиги арабских государств. Она объединяла все организации палестинского сопротивления, стремящиеся к общей цели освобождения Палестины и создания независимого палестинского государства. Создание ООП было спланировано КГБ, который питал слабость к организациям, борющимся за освобождение от империализма. Например, в том же 1964 году при помощи Эрнесто Че Гевары КГБ создал Национальную освободительную армию Боливии. В 1965 году КГБ при помощи Фиделя Кастро создал Национальную освободительную армию Колумбии, которая почти сразу же начала заниматься похищениями, угонами, взрывами и партизанской войной и переправкой наркотиков в США с целью отравить империализм. Позднее советские спецслужбы создали Демократический фронт освобождения Палестины, который провел многочисленные теракты на «палестинских территориях», оккупированных Израилем, а в 1975 – «Армянскую секретную армию освобождения Армении», которая организовала многочисленные теракты против США в Западной Европе. В 1964 году заседал первый Совет ООП, на котором присутствовали 422 палестинца, отобранных КГБ. Они одобрили Палестинскую национальную хартию.

Товарищ Ясир Мухаммед Абд аль-Рахман Абд аль-Рауф Арафат аль-Кудва аль-Хусейни, партизанская кличка – Абу Аммар, был превращен в палестинского лидера непосредственно руками КГБ после арабо-израильской войны 1967 года.

Арафат начал свою политическую карьеру с должности главы палестинской террористической организации «Фатх», федаины (боевики), которой проходили тайное обучение в Советском Союзе. В 1969 году КГБ сделал Арафата председателем исполнительного комитета ООП. Египетский правитель Гамаль Абдель Насер, который также был не только союзником СССР, но и агентом влияния КГБ, приветствовал это назначение. Бежавшие нацисты установили тесные связи со штаб-квартирой Хадж Амин аль-Хусейни в Каире. Кстати, Ясир Арафат – один из племянников Аль-Хусейни. Тот умер в 1974 году в Бейруте. Руководители арабских стран прислали на похороны своих представителей, а Ясир Арафат присутствовал там как ближайший родственник, последователь и Председатель ООП, политический комитет которого он возглавил в 1973 году. Вот оно еще одно чудо тройственного союза нацистов, чекистов (с чистыми руками и горящим сердцем) и арабских националистов.

ООП финансировалось не только КГБ, но и арабскими банками, за которыми стояли Саудовская Аравия и Объединенные Эмираты. Оружие поставлял КГБ и восточногерманская «Штази». Транспортировка оружия и военного снаряжения осуществлялась через Румынию, откуда каждую неделю в Бейрут вылетали два румынских грузовых самолета с товарами для ООП.

Главными целями ООП, записанными в так называемой Палестинской хартии, были провозглашены ликвидация Государства Израиль, изгнание евреев из Палестины и создание «демократического и светского» палестинского государства, а средствами достижения этих целей – вооруженные партизанские рейды и террористические акты. Можно только представить, сколько было бы проблем в нашей стране, если бы Израиль был создан в Крыму.

____________________________________________________________________________

На поддержку палестинского движения и других национально-освободительных организаций требовались большие деньги. Юрий Андропов составил докладную записку Брежневу, в которой доказывал необходимость покупки западных компаний и банков, прибыль от деятельности которых направлять для оказания, прежде всего, финансовой помощи, а значит и контроля над ООП и другими дружественными режимами и движениями. Другими словами, организовать внебюджетное финансирование оперативной работы. Брежнев дал добро, что и требовалось Андропову. Таким образом, ему удалось вывести финансирование оперативных действий и своих замыслов из-под контроля со стороны государства и кого бы то ни было.

Именно после этой санкции по всему миру стали скупаться старые и известные компании и банки лицами, непосредственно работавшими в КГБ или его агентами из числа местного населения. Все это было в строгом секрете, и знало об этом только высшее руководство КГБ. Огромные средства, полученные как прибыль, можно было тратить на реализацию самых смелых замыслов Андропова: подкуп высших чиновников вплоть до руководителей иностранных государств, закупку современной электроники и высокотехнологичных узлов и деталей, ну, и, конечно, на содержание высшего партийного аппарата и аппарата КГБ. __________________________________________________________________________

В это же время при ливанском посольстве в Москве была открыта секция представительства Палестины, а именно ООП, которую возглавлял господин Аш-Шаер, близкий друг и соратник Ясира Арафата. После его смерти представительство возглавил его сын Рами Аш-Шаер. Он принимал самое активное участие в распределении, выдаваемых ему на борьбу, средств и подготовке палестинских боевиков на территории Советского Союза. Формально он учился в Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, даже получил там диплом военного инженера при очень тесном сотрудничестве со специально выделенным для работы с ним представителем КГБ.

ООП вовсе не являлась «одной из» террористических организаций — она была средоточием и воплощением международного террора новейшего времени. ООП довела до совершенства искусство шантажа и запугивания; она установила прецедентные модели таких терактов, как захват самолетов с заложниками, взрыв пассажирских авиалайнеров в воздухе, убийство дипломатов, школьников, спортсменов и туристов. Другие террористические организации охотно заимствовали опыт ООП и подражали методам палестинских террористов.

Однако связи ООП с неарабскими террористическими организациями вовсе не ограничивались тем, что ООП служила им моделью для подражания. С начала 70-х годов и вплоть до 1982 года, когда Армия обороны Израиля ЦАХАЛ вышвырнула палестинских террористов из Бейрута, «государство ООП» в Ливане организовалось на Севере Ливана в городе Баальбек в долине Бекаа и стало убежищем и базой подготовки для террористов всего мира. Самые разнообразные экстремистские группировки прошли подготовку в тренировочных лагерях ООП на территории Ливана. Например, в районе Тира и Сидона обучались террористы итальянских «Красных бригад», немецкой группы «Баадер-Майнхофф», «Ирландской республиканской армии», японской «Красной армии», французского «Прямого действия», турецкой «Освободительной армии», армянской группы «Асала», иранской «Революционной гвардии», экстремисты со всей Латинской Америки.

В июле 1982 года правительство Бегина ввело войска на юг Ливана, и израильские войска стали производить чистку этой территории, намериваясь дойти и до Баальбека и очистить всю территорию Ливана от палестинских бандитов. Но в это время в Ливан в долину Бекаа — это как раз посередине между израильскими войсками, которые остановились на рубеже реки Летани на Юге Ливана, и палестинцами, обосновавшимися на Севере, — ввела свои вооруженные силы Сирия числом до 80 000 человек или трех полнокровных дивизий, обозначив их как Межарабские силы по поддержанию мира в Ливане. На сирийской территории в районе города Хомса на границе с Ливаном и недалеко от Баальбека заняла позиции усиленная 11-я танковая дивизия полного состава с новыми танками Т-72. В результате палестинская группировка оказалась в кольце, окруженная сирийскими войсками и лишенная свободы маневра. Кроме того, Лига Арабских государств предложила вооруженным палестинским формированиям покинуть Ливан. Ясира Арафата зажали со всех сторон, и он решился на крайние меры, не подумав о последствиях.

В 1985 году палестинские бандиты под командованием ближайшего сподвижника Ясира Арафата и одного из главных террористов Имада Лугние по прозвищу Гиена похитили 4-х советских дипломатов, окружили здание советского посольства, угрожая убить его сотрудников. Они выдвинули требование, чтобы Советский Союз надавил на Президента Сирии, и он отвел свои войска из города Хомса. Руководство Советского Союза очень жестко ответила на такой ультиматум. В Ливан неизвестным путем прибыла спецгруппа внешней разведки КГБ «Вымпел», которая в течение нескольких дней уничтожила около десяти секретных руководителей – соратников Имада Лугние и Ясира Арафата. Они были в бешенстве, поскольку не ожидали такой реакции, и были вынуждены вернуть советских дипломатов, правда, одного из них бандиты все же расстреляли. Осаду с посольства сняли. Группа «Вымпел» бесследно исчезла. После этого инцидента наши палестинские друзья поняли, что таким способом вести разговор с Советским Союзом опасно, и выдвижение ему каких-либо условий прекратились.

Ясир Арафат согласился вывести из Ливана до 15000 своих бандитов на Кипр, однако оставил в Ливане еще значительные силы, а в лагерях Сабра и Шатила оставались до 600 палестинских террористов переодетых в советскую форму и вооруженных только советским оружием.

Эти палестинские террористы напали на городок Дамур к югу от Бейрута и вырезали там 1800 христиан. Причем мужчинам отрезали головы, женщин насиловали прямо на улицах и здесь же убивали детей. Об этом преступлении мало писали, потому что израильтяне ответили сразу же и спровоцировали христианских фалангистов, т.е. христиан, ливанскую армию и некоторые подразделения израильской армии произвести зачистку лагерей Сабра и Шатила.

Эти лагеря совсем не были мирными. Их часто посещали террористы из «Красных бригад», сообщники Карлоса Шакала и сам террорист №1 Карлос Шакал, а также экстремисты из Йемена, Ирака, Алжира и Ливии. Надо сказать, что фалангисты тоже «порезвились» в этих лагерях, убивая мирных жителей, насилуя на улицах женщин и взрывая дома. Эта акция Израиля имела большой международный резонанс, и в средствах массовой информации не было указано, что это был ответ на действие палестинских бандитов, а надо сказать, что израильтяне никогда не прощают никаких акций против своей страны.

В городке Дамур погибли 1800 человек – и мир смолчал, в лагерях Сабра и Шатила погибли 800 человек. И все мировые средства массовой истерии как по команде начали свою работу, представляя это как еще одно зверство христианских фалангистов и израильской военщины. Можно винить во всем Шарона, как это сделали арабские и советские средства массовой информации, но, на самом деле, это был справедливый ответ израильтян, верных Ветхозаветному принципу «Око за око, зуб за зуб», считая эти действия как героические против местных фалангистов и местной армии бандитов, которые совершили подобное же преступление. «Око за око»,- надо помнить этот принцип и хорошо думать перед тем, как начать что-то против Израиля.

— 1982 год. В Ливане в Бейруте были убиты все члены французской военной миссии, всего 58 военнослужащих. В том же году в Бейруте были убиты 200 американских моряков. В этой акции руководил Карлос Шакал. В ответ на это американский флот прислал свой самый большой линкор «Нью Джерси», который вел в отместку огонь по скоплениям палестинцев в Ливане из своего главного калибра.

— 1984 год. В Бейруте был арестован и повешен ливанскими властями полковник США, один из руководителей американских военных наблюдателей. Он имел дипломатический паспорт и по соглашению о пребывании американских военных наблюдателей в Ливане имел дипломатическую неприкосновенность, но кого это трогало.

— 1985 год. В аэропорту Бейрута палестинскими террористами был захвачен авиалайнер компании TWA с пассажирами на борту. Террористы потребовали освобождения 500 палестинских заключенных из тюрем Израиля и 17 палестинцев из терем Кувейта, арестованных по подозрению в организации взрыва посольства США. Один из пассажиров, военнослужащий ВМС США, был убит, и его выкинули из самолета на летное поле. Израиль, который принципиально никогда не вел переговоров с заложниками, на этот раз освободил несколько палестинцев в ответ на освобождение женщин, детей и знаменитого певца Демиса Руссоса, который тоже был на этом рейсе. Это событие настолько произвело на него большое впечатление, что он больше никогда старался не летать самолетами. Что самое интересное, террористам удалось скрыться, растворившись с разбегающимися в панике пассажирами.

В 1984 году по сирийскому телевидению регулярно показывали выступления шахидов уже после того, как они выполнили свое предназначение и погибли. Эти выступления записывались за несколько дней до выполнения террористического акта. Обычно это была группа из 3-х или 4-х человек, среди которых были и девушки, но лидером был обязательно молодой человек, который показывал взрывчатку на груди и поясе. Он обычно говорил, что посвящает этот акт возмездия священной борьбе за свободу палестинского народа против сионистского врага и отцу всех арабов президенту Сирии Хафезу Асаду. Тот факт, что их показывают по телевизору, уже есть подтверждение того, что они выполнили свой долг.

ТЕРРОРИСТ №1 КАРЛОС ШАКАЛ

Карлос родился в 1949 году в Венесуэле, в семье, буквально одержимой ультралевыми взглядами. Его отец, адвокат по специальности, боготворил Ленина и Сталина и свято верил в мировую революцию, прививая с детства аналогичные взгляды и сыну. Свое второе имя – Ильич – Карлос получил от отца именно в честь вождя мирового пролетариата. Его старший брат носил второе имя Ленин.

Но теорией дело не ограничилось. Когда Карлосу исполнилось 17 лет, он был отправлен отцом на Кубу в военный лагерь.

Куба славилась своим умением готовить «борцов за свободу», которых весь остальной мир называл террористами, и Карлос хорошо освоил те науки, что преподавались ему в лагере. Он научился пользоваться всеми видами оружия и изготавливать взрывчатку, получил навыки рукопашного боя, а самое главное для террориста – обрел способность испытывать полное пренебрежение к смерти, как к своей, так и к чужой.

В 1969 году, он отправился учиться в Москву, в университет Дружбы народов имени Патриса Лумумбы – подкреплять практику теорией. Это учебное заведение являлось на самом деле академией национально-освободительного движения или центром подготовки международных террористов по западным оценкам. В московском университете Карлос завел множество полезных связей с людьми, занимавшимися контрабандой оружия, будущими руководителями военных переворотов и организаторами гражданских войн у себя на родине. Эти связи впоследствии неоднократно шли ему на пользу.

Из Москвы Карлос переехал в Париж, где некоторое время общался со своими «друзьями по кафедре» – палестинскими террористами. После того как руководитель палестинцев был убит израильскими спецслужбами, Карлос возглавил эту команду и впервые вышел на мировую арену.

Дебют Карлоса был кровавым. 21 февраля 1970 года он заложил бомбу в швейцарский самолет, направлявшийся из Цюриха в Тель-Авив. Бомба взорвалась в багажном отсеке через несколько минут после взлета, начался пожар, и самолет рухнул на землю. В катастрофе погибли двести человек.

В 1972 году Карлос сам спланировал и осуществил операцию под названием «Крупная мишень». Благодаря контактам, установленным в Москве, Карлос нанял Кодзо Окамото из японской террористической организации «Красная армия», согласившегося с группой камикадзе участвовать в деле. Окамото с подельниками отправился в Израиль. По прибытии камикадзе открыли свои чемоданы (багаж авиапассажиров в то время не проверяли), достали оружие и начали расстреливать людей и швырять в толпу гранаты. В этот день, 30 мая, в аэропорту погибли двадцать четыре человека, еще четверо умерли от ран в госпитале и двадцать шесть получили ранения. Двое камикадзе погибли, один был схвачен, а Карлос за организацию и успешное проведение «мероприятия» получил один миллион фунтов стерлингов и кличку, взятую из названия книги Фредерика Форсайта «День Шакала» об убийце, охотившемся за Шарлем де Голлем.

В 1974 году Карлос Шакал, снова с помощью камикадзе из японской «Красной армии», захватывает в Голландии французского посла и выгодно обменивает его на одного из своих террористов, сидевшего до этого времени в тюрьме. Чтобы «подстегнуть» французское правительство, Карлос в тот же период времени организовывает взрыв на улице Сен-Жермен-де-Пре в самом центре Парижа – убиты двое и ранены тридцать человек.

К этому времени секретные службы различных государств уже имели достаточно подробную информацию о существовании и деятельности Карлоса Шакала. Его штаб-квартира находилась в Европе, но сам он никогда долго не задерживался на одном месте, а потому все попытки поймать террориста заканчивались неудачей – Шакал был неуловим.

Например, 27 июня 1975 года один из осведомителей Интерпола, «работавший» связным у Карлоса на Ближнем Востоке, привел к квартире, где скрывался «борец за свободу», трех агентов французской службы. Шакал умудрился застрелить всех четверых, включая осведомителя, и уже через сутки был в Лондоне…

В Лондоне Карлос продолжал работать с палестинцами. Он спланировал и осуществил одну из самых крупных террористических акций: нападение на собравшихся в Вене делегатов стран-производителей и экспортеров нефти. На этом форуме предполагалось обсудить цены на нефть. В зале присутствовал 81 делегат из стран Ближнего Востока. Карлос в сопровождении двух западногерманских террористов, двух палестинцев и одного ливанца ворвался после короткой перестрелки с охраной в зал заседаний. Они убили троих, включая и делегата Ливии. Это было ошибкой, так как Ливия являлась одним из основных поставщиков оружия Карлосу. Затем бандиты захватили несколько десятков заложников. После получения выкупа в 50 миллионов долларов заложники были брошены в пустыне.

Это была одна из самых впечатляющих операций Карлоса Шакала. После нее даже он сам не смог затмить себя.

С 1977 года он жил в Ираке и сотрудничал с Саддамом Хусейном, потом участвовал в убийстве шведского премьера Улофа Пальме и уничтожении более двухсот американских моряков в Бейруте.

Шакал был задержан французскими спецслужбами в Судане в 1994 году. В настоящее время он отбывает пожизненное заключение в одиночной камере в Париже. Шакал глубоко сожалеет лишь о том, что его пути не пересеклись в свое время с Осамой бен Ладеном. «Я и другие борцы с империализмом наметили примерно те же самые цели, которые были поражены 11 сентября.

Здесь надо добавить, что по законам Венесуэлы Карлос террористом не является. Президент Венесуэлы Уго Чавес, будучи в Париже, попросил французские власти по мере возможности соблюсти его права и сделать для него режим легче.

ВОРОВАННОЕ ЗОЛОТО ДЛЯ СВЯЩЕННОЙ ВОЙНЫ ВО ИМЯ АЛЛАХА.

В 1982 году израильская армия вторглась в Ливан, после чего богатейший и претендовавший на роль ближневосточного Цюриха Бейрут превратился в развалины. Тогда же был разграблен знаменитый торговый центр Бап Идрис, где располагались десятки банков, и в том числе Ливанский национальный банк. В нем, помимо прочего, хранилась знаменитая коллекция ценностей, состоящая из золотых ювелирных изделий с большим количеством драгоценных камней, великолепного собрания древних монет, средневековых золотых статуэток и т. д. Кто конкретно ограбил Ливанский национальный банк и завладел коллекцией, которая оценивалась в 6 млрд. долларов, до сих пор неизвестно.

Но ее дальнейшая судьба сейчас не является тайной. В 1984 году в бейрутскую резидентуру внешней разведки КГБ обратились представители входящего в ООП Демократического фронта освобождения Палестины. Они предложили обменять большую партию драгоценностей на 6 млн. долларов наличными или на оружие на ту же сумму. В результате за 6 млн. долларов наличными палестинцы передали советским представителям в Бейруте часть украденных из Ливанского национального банка ценностей.

А через некоторое время они вновь обратились в бейрутскую резидентуру ПГУ КГБ с предложением приобрести оставшуюся часть коллекции. Но на этот раз палестинцы уступили ценности за крупную партию оружия и спецтехники на общую сумму 15 млн. рублей (около 18 млн. долларов – наши финансисты и здесь обманули несчастных палестинцев, рассчитав стоимость оружия по несуществующему курсу за 1 доллар – 0, 67 рублей (в то время, как на рынке истинный курс был три рубля за доллар). В СССР решение об этой сделке принималось на самом высоком уровне.

В конце 1984 года огромная коллекция, насчитывающая приблизительно 10 тыс. предметов, была тайно доставлена в СССР и передана в Гохран. Причем, ценности принимались на вес, хотя среди них были просто уникальные произведения искусства. Впоследствии некоторые предметы из бейрутской коллекции были направлены в музеи, но без права их показа в течение 60 лет.

Что касается оружия и спецтехники, то палестинцы получали его частями, а последняя партия была отправлена на Ближний Восток в 1987 году. Тогда на всей территории Палестины была объявлена Интифада – всеобщее восстание против израильтян. Таким образом, в истоках палестинской священной войны Интифады стояли банальное воровство и нелегальная торговля оружием, причем в обход официальных органов и уж, конечно, без утверждения этой сделки Верховным советом СССР, что надо было сделать, если действовать по закону. Но закон обошли таким образом, что это оружие предназначалось якобы для Сирии, а Верховный Совет СССР дал открытую кредитную линию на поставки Сирии советского оружия.

Этой же схемой пользовались и для поставки оружия другим странам, которым по решению ООН поставлять оружие было запрещено. Оружие, которое уже считалось оплаченным по открытой кредитной линии для Сирии, выходило из портов Советского Союза с документами, оформленными так, что страной назначения является Сирия. Груз действительно прибывал в Сирию, где документы менялись, и оружие уходило туда, кто платил за него второй раз уже настоящие деньги, которые потом делились между всеми участниками сделки. Причем определенную роль здесь играли министр обороны Сирии маршал Мустафа Тлас и другие высшие руководители Сирии. Сотрудники наших спецслужб руководили всем процессом и очень неплохо зарабатывали, скупая первые виллы на лазурном берегу и в Майами. Под этот проект была специально создана военно-транспортная компания и военно-страховая компания. Эти компании занимались легальным бизнесом, но основной деятельностью была нелегальная торговля оружием и его транспортировка.

ПОДГОТОВКА ДИВЕРСАНТОВ

Изменился мир, и жить в нем стало опаснее. Некоторые с удивлением спрашивают, почему это вдруг терроризм так резко усилился и стал новой мировой угрозой не меньшей, чем третья мировая война. Можно сравнить некоторые факты. В Советском Союзе никогда не употреблялось слово терроризм. С нашей марксистской точки зрения все эти группировки и течения вызваны были национально-освободительной борьбой народов за свое освобождение против империалистического владычества. И, неважно, какими средствами велась эта борьба, и кто ей руководил. Подготовка бойцов международного национально-освободительного движения осуществлялась на территории учебных центров в СССР. Наши инструкторы готовили повстанцев из Никарагуа, Анголы, Намибии, Африканского Национального Конгресса (АНК), Мозамбика, Организации Освобождения Палестины и других стран. Не менее десяти лет функционировали центры спецподготовки в Солнечногорске, Сходне, Перевальном (вблизи Симферополя), Марах, Кушке, под Краснодаром и в других местах. Ежегодно курсы в СССР по специальности «командир разведывательно-диверсионного взвода» заканчивали более 1000 арабов из различных стран и организаций типа ООП. Это значит, что более десяти тысяч специалистов по специальности «разведчик-диверсант» закончили учебные центры в СССР.

В 1977-1978 годах только в одной спецшколе ГРУ, расположенной в районе поселка Привольное Николаевской области УССР проходили обучение 400 палестинцев из Сирии и Ливана, 200 ангольцев, 200 намибийцев, 60 боевиков АНК из ЮАР и 20 человек из Южного Йемена.

Разумеется, доставку «курсантов» в СССР, их обучение, проживание и отправку в свою страну оплачивала советская сторона, в данном случае, уже легально на бюджетные деньги, выделенные на поддержание национальных движений, отрывая от возможности потратить их на повышение уровня жизни советских людей.

Даже знаменитый «террорист №1» Карлос Шакал учился у нас в Университете Дружбы народов имени Патриса Лумумбы за наш счет. Этот университет был одним из основных центров вербовки иностранцев для диверсионной работы.

Советские средства информации несколько раз давали утечку информации с демонстрацией совершенно секретных документов о подготовке США и их союзников к развязыванию войны с применением ядерного, химического и бактериологического оружия против СССР и его союзников. И это была правда. Совершенно естественно, что наша страна также готовилась к нанесению в нужный момент превентивного удара.

Идея была правильной. Одним из авторов ее был генерал Судоплатов, начальник внешней разведки во времена Берии. Человек действительно выдающийся, который много хорошего сделал для своей страны, отплатившей ему восьмилетним содержанием во Владимирском централе, выбитыми зубами и сломанными ребрами. Идея состояла в том, что, развивая национально-освободительные движения в разных странах, обучая их специалистов, мы не только расшатывали мировую империалистическую систему, но и создавали «пятые колонны» в странах империализма или на их границах. Десятки стран, где национально-освободительные движения пришли к власти, были нашими форпостами на случай ядерной войны. Поэтому наши спецслужбы уделяли большое внимание подготовке специалистов нужного профиля.

Вот какая интересная картина получается. А картина такая, что КГБ финансировал и контролировал палестинские организации типа ООП и Палестинское движение сопротивления. В той или иной мере, напрямую или косвенно, КГБ контактировал и с «Красной армией» в Японии, и с «Красными бригадами» в Италии и группой Баадера Майнхоффа в Германии, и с Ирландской освободительной армией, и с повстанцами имени Фарабундо Марти в Никарагуа, и в Анголе, и в Эритрее, и в Намибии, и в Колумбии и Венесуэле и еще черт знает где. В лагерях с нашими инструкторами проходили подготовку самые известные террористы, подлежащие аресту на основании Международного суда, такие как Карлос Шакал и Абу Дауд, организовавший убийство израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. И наши могли бы их арестовать, но не захотели. Потому что у нас тогда терроризм называли национально-освободительным движением, а известных террористов его выдающимися лидерами. В своих странах эти подготовленные специалисты и их движения финансировались из внебюджетных средств КГБ, контролировались и направлялись в своих действиях советской резидентурой.

После распада СССР, роспуском компартии и ее Политбюро, фактическим расформированием спецгрупп «Вымпел» и «Альфа», основных главных управлений КГБ и передача некоторых секретных сведений Соединенным Штатам, финансирование этих движений прекратилось, равно как прекратилось и руководство этими движениями и группами, которые в большом количестве остались как бы «бесхозными». Но такие люди долго бесхозными не могли остаться в силу своей востребованной специальности и хорошей подготовке как диверсантов. Остается только догадываться, куда подались на работу эти многотысячные специалисты, и тогда сам собой отпадет вопрос, почему на начало 90-х годов пришелся такой всплеск террористической активности в мире, который стал мировой угрозой до сего времени.

 

Посвящается моей маме – моему ангелу — хранителю

КАК НАЙС НАШЕЛ СЕБЕ СЕМЬЮ

Жена Ольга договорилась с подругой Ирой приехать к ней и сделать прическу. К этой подруге парикмахер приходил домой, и действие происходило у нее на квартире в Чертаново. Я был свободен, и жена попросила меня довезти ее и по возможности подождать там. Я ничего не имел против. Когда мы к ним пришли, то вместе с Ирой нас встретило очаровательное белое существо, похожее на маленький мягкий комочек, который к тому же еще и ходил, перекатываясь, как пушистый мяч.

— Ну, чего уставился. Не видел лабрадоров маленьких, — сказал пушистый комочек, но услышал его только я, или мне показалось. Я сел на удобный диван и собирался уже немного вздремнуть, но вдруг сначала услышал, а потом увидел, что этот комочек карабкается на диван с намерением устроиться где- то на мне. Он пыхтел и вдруг я опять услышал:

— Чего смотришь. Лучше помог бы устроиться, — услышал я. Вроде бы никто ничего не слышал. Тем временем маленький белый комочек взобрался на диван потом и на меня.

— Мне тут нравится, — сказал комочек.

— Вот он и до тебя добрался, — сказала Ира.

— У нас клубная собака лабрадор Лайт. Нам через клуб лабрадоров невесту подобрали, и поэтому мы имели право забрать элитного щенка через два месяца после рождения, когда их можно отлучить от матери и кормить самостоятельно. Мы вчера ездили к подруге Лайта, которая вроде как уже стала его женой, и выбрали самого шустрого щенка. Теперь не знаем, кому его отдать. Не хотелось бы чужим – уж очень он славный и как будто все понимает.

— Конечно, понимаю, а слышат меня не все. Ты слышишь, вот и взял бы меня к себе. Я бы тебя слушал и разговаривал бы с тобой, — сказал щеночек, удобно устроившись у меня сбоку между рукой и плечом. Он, кажется, уже сам выбрал себе хозяина. У меня собаки никогда не было, и я не собирался ее заводить, зная хорошо, что это трудно, и что это большая ответственность.

Во мне что-то такое проснулось к этому мягкому живому комочку, и я сказал, обращаясь к своей жене:

— Оль, давай возьмем себе это существо. Она скептически на меня посмотрела.

— Смотри. Если ты берешь, то берешь его себе, потому что я все время в полетах, но в принципе, я согласна.

Здесь надо сказать, что моя жена работала в «Аэрофлоте» стюардессой, и очень часто улетала на несколько дней, даже бывало, что на целый месяц, и я оставался дома один. А теперь у меня будет друг. Так мы и решили стать владельцами белого лабрадора. Кличку мы ему единогласно дали «Найс». Ну не шариком же называть благородного пса. А «найс» означает красивый, благородный, вежливый и еще много разных красивых синонимов, и все они подходили к этому щеночку.

— Тебе-то самому нравится такое имя, — зная, что он меня понимает, спросил я его.

— Да, очень нравится, я согласен, — ответил маленький пес.

— Ему нравится, я спросил его, и он согласен, — сказал я, но все поняли, что это я так пошутил. Если бы я сказал, что этот щенок со мной разговаривает, меня посчитали бы за сумасшедшего.

Тем временем щеночек сладко уснул у меня на плече, и стал сладко сопеть. Отказаться было уже невозможно. У него было много документов, подтверждающих его высокое благородное происхождение. Мама была дворянских кровей из псарни какого-то бельгийца с именем с частицей фон, поэтому и она была фон. Потом были документы из клуба «Лабрадор», подтверждающие факт его рождения и принадлежность к этому элитному клубу. Вообще, я понял, что, чем больше у собаки документов, тем она благороднее. В его личный паспорт вписали мое имя как его хозяина, и теперь я уже на законном основании нес полную юридическую ответственность за маленький белый комочек.

Когда настало время ехать домой, он проснулся и такими, полными надежды глазами посмотрел на меня, что у меня защемило сердце, и я подумал, как же можно было не взять такое вот существо, с такими глазами к себе домой.

— Я тут поспал немного, — сказал комочек по имени Найс.

— Так вы решили меня взять? – с надеждой спросил он.

— Да, Найсик, ты теперь член нашей семьи. Мы уже и документы все заполнили, — сказал я. Все уже привыкли к тому, что я с ним разговариваю. Теперь ведь это моя собака. Когда мы сели в машину, то Ольге пришлось взять его себе.

— Найс, я же не могу вести машину, если ты у меня на руках. Теперь тебе часто придется ездить на машине, так что привыкай, — сказал я ему.

— А у тебя жена тоже хорошая, но она меня не слышит, значит, не совсем понимает. Придется тебе ей объяснять, как нам жить вместе, — проворчал маленький пес, лежа на руках у жены.

Домой мы приехали уже поздно вечером, и Ольга стала устраивать для Найса место на полу.

— Зря она старается, — сказал Найс, — Я, все равно, буду спать у вас на кровати с тобой. Ты меня взял, а я не дворовая собака, вот я и буду с тобой спать. Я теплый и пушистый, и тебе понравится.

Действительно, когда он залез и удобно устроился опять между плечом и рукой, стало очень приятно, что вот такое живое мягкое существо, да еще которое умеет говорить, привязалось к тебе и считает своим хозяином. Это значит, что я теперь в ответе за него.

Надо сказать, что мы с женой спали в разных комнатах, считая это более удобным. Ведь вкусы наши не совпадали. У нас у каждого были телевизор, видеомагнитофон — мне хотелось смотреть по телевизору то, что ей не хотелось, да и расписание у нас совершенно разное. Моя жена работала стюардессой на международных авиалиниях. Иногда она приезжала ночью, когда я ее не встречал, хотя, чаще всего, я ее встречал в любое время. После этого она отсыпалась, а мне надо было на работу. Вот и спали мы каждый на своем диване в своей комнате. Найс сразу выбрал мой диван. Вот так он нашел и хозяина и семью и удобное место, где спать.

В СЕМЬЕ НАЧАЛИСЬ ПРОБЛЕМЫ

Первая ночь для Найса на новом месте прошла успешно. Он встал утром, наделал лужу в комнате на самом видном месте, и снова вернулся на мою кровать. Утром мне не надо было на работу. По-моему, это была суббота, и можно было полежать и поговорить с собакой.

— Ты меня извини за лужу. Ведь со мной еще нельзя ходить гулять еще целый месяц, — сказал пес. В это время вошла жена.

— Ты знаешь, он лужу в коридоре наделал.

— Да, знаю. Он мне об этом уже сказал, — ответил я.

Жена подумала, что я опять пошутил.

— Вставай, бери тряпку и вытирай. Ведь это твоя собака. Вот и пожинай плоды удовольствия. Ира предупредила, что его до прививки от всех болезней на улицу выпускать нельзя, а прививки только в возрасте три месяца делают, так что ходить гулять он будет по квартире еще месяц, и все свои дела тоже будет делать здесь, — произнесла она длинную тираду.

После того, как я вытер лужу, я подошел к Найсу и сказал:

— Знаешь, дорогой, мы тебе постелем газеты, и будешь все дела делать только на газету. Договорились? – спросил строго я у него.

— Не буду же я с тряпкой постоянно за тобой убирать. Особенно, если тебе захочется какать.

— Понял, хозяин. Я постараюсь, но не могу твердо гарантировать потому, что иногда это случается непредсказуемо, — сказал он, — Вот как сейчас, например. Найс присел и наделал кучу на очень красивом ковре, который Ольга привезла из Индии.

— Так что прости, но газет я не нашел, а на ковре очень приятно – он такой мягкий, — сказал Найс и посмотрел на меня такими виноватыми глазами, что ругать его даже стало стыдно, тем более, действительно, газет мы еще не постелили, и мне пришлось убирать и это его произведение. Зато после этого мы с Ольгой застелили газетами почти весь пол в квартире, и стало похоже, что в ней собираются делать ремонт. Все, кто к нам приходили, так и спрашивали, что, мол, вы ремонт задумали делать?

Нет, — объясняли мы им, — гораздо хуже.

— Что же может быть хуже ремонта. Только переезд. Так вы переезжать собираетесь? – спрашивали они.

— Опять не угадали. Мы завели собаку, — с гордостью отвечали мы, — У нас теперь есть третий член семьи палевый лабрадор по кличке Найс. Просим любить и жаловать.

При этих словах, словно понимая их смысл, (а только я один знал, что он все понимает), выходил Найс, гордо неся высоко поднятыми и голову и хвост, которым он еще и махал из стороны в сторону, показывая этим свое полное удовольствие от того, что происходит его официальное представление.

Мои родители жили в соседней квартире. Так уж получилось по жизни. У них была своя собака по кличке Альма. Это была очень красивая рыжая небольшая дворняжка, которую мама с папой взяли на улице, когда она к ним подошла и попросила есть. Папе она напомнила собаку, которая была у него в детстве и которую тоже звали Альма. Мы с женой решили познакомить Найса и с моими родителями и с Альмой.

— Пошли Найсик к моим родителям. Ведь у меня тоже есть папа и мама, и я тоже их люблю, а они, как и твоя мама, до сих пор меня воспитывают и учат, как надо жить, — сказал я Найсу.

— Только, Найс, тут еще есть одна новость для тебя. У них живет собака. Ее зовут Альма. Она очень добрая и тебе она понравится. Думаю, и ты ей понравишься.

— А на не страшная. Она не будет меня кусать, — спросил настороженно Найс.

— Да нет, что ты. Она хорошая и кусаться не будет, — успокоил его я.

— Хозяин, я ведь еще никогда других собак не видел, поэтому мне страшно.

Мы вышли из квартиры и позвонили в соседнюю дверь. Сразу услышали лай Альмы, которая всегда, как звоночек, предупреждала моих родителей о визите гостей. Знакомых она всегда радостно приветствовала и лизала им все места, куда могла дотянуться. Незнакомых людей она настороженно обнюхивала, и если они ей не нравились, то она старалась их выпроводить из квартиры как можно скорее. У нее, наверно как у всех или у многих собак, есть особое чутье на плохих людей, и они редко ошибаются.

Когда открылась дверь, то мы первыми вошли, а Найс остался в коридоре, опасаясь войти в дом, где уже есть свой охранник.

— Здравствуйте, родители, — сказал я. – Мы к вам пришли знакомиться.

Разрешите представить вам лабрадора по кличке Найс. При этих словах я подтолкнул Найса, и он зашел в квартиру. Альма подошла к нему, и Найс непонятным нам чувством сразу понял, что Альма – это старшая собака, и ее надо уважать и слушаться. Они стали знакомиться, обнюхивая друг друга со всех сторон. Потом Найсик лег и перевернулся на бок, показываю Альме, что он ей подчиняется. Альма, как хозяйка дома и как старшая собака, приняла этот жест, как проявление уважения со стороны вежливой собаки. Контакт был установлен. Альма даже по-матерински облизала Найса, давая ему понять, что она принимает его.

Моим родителям Найс тоже очень понравился, и они потом стали часто брать его к себе домой, давая нам возможность пойти куда-нибудь в гости.

Потом к нам приехал наш друг из Болгарии Митко. Мы звали его Митькой. Он был богатый бизнесмен, но лишних денег тратить не хотел и останавливался у нас. Нам это только нравилось, потому, что мы его любили. Найс тоже полюбил Митьку и проводил много времени на его роскошном костюме за 500 долларов. Митьке он тоже нравился, и он даже убирал за ним, когда нас не было дома.

Первое безобразие, которое сделал Найс, это было то, что он поцарапал до основания обои в коридоре напротив двери. Потом на кухне. Но самое главное его преступление состояло в том, что за один день, когда нас не было дома, он обгрыз всю обувь, которая стояла на обувной полке в коридоре. В их числе были и мои любимые и самые дорогие туфли, купленные мной в Ливане, и которыми я очень гордился. Это были итальянские из настоящей толстой шлифованной до глянца кожи очень модные туфли. Я их надевал в самых торжественных случаях. Теперь на них даже смотреть было страшно.

Найс чувствовал, что он сделал что-то не так, и за это его будут ругать, а может даже и бить – он слышал, что такое тоже бывает, – поэтому, на всякий случай, он спрятался под креслом так, что его ниоткуда не было видно. И только когда я сказал, что бить его, конечно, никто не будет, ругать тоже не будет, просто я ему скажу пару ласковых слов. Он еще не знал, что такое «пара ласковых слов», поэтому согласился и вышел из убежища, опустив свои виноватые глаза вниз и всем существом своим показывая, что он раскаивается в содеянном и больше так делать не будет.

— Говори свои «пару ласковых слов». Я больше так не буду, но лучше обувь все-таки надо прятать так, чтобы я не достал, сказал он.

— Хозяин, я некоторые свои поступки не вполне могу контролировать. Я же все-таки собака, а не человек. Хотя я слышал, многие люди тоже не вполне могут контролировать себя и свои поступки, а некоторые даже бьют собак. Это нам мама рассказывала, когда мы совсем еще маленькими были, — сказал пес, а глаза у него были при этом такие виноватые и грустные.

— Что ты, Найсик, — ласково назвал я его, — это ласковое имя прижилось, и многие стали его употреблять как основное. Я не буду бить тебя, — пообещал я ему и впоследствии не сдержал своего слова, о чем сейчас очень жалею.

Так прошел месяц. Мы вызвали клубного врача, который сделал Найсу прививку. Найс не знал, что такое врач, поэтому он не боялся ни врача, ни шприца в его руке.

Полную версию читайте на сайте www.wexler.ru

 

ПОЛНОСТЬЮ КНИГА «ГОВОРЯЩАЯ СОБАКА ПО КЛИЧКЕ НАЙС» РАЗМЕЩЕНА НА САЙТЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА ЭЛЕКТРОННЫХ КНИГ по ссылке:

http://proza.ru/2013/06/04/1096

В 1976 году я закончил Военный институт иностранных языков, и в звании лейтенанта я приехал в Ирак в его столицу Багдад. Это был сказочный город, жемчужина Ближнего Востока. Красивейшая столица между двух рек – Тигра и Евфрата. Много воды, значит много зелени, значит, строительство прекрасных дворцов, домов, значит именно здесь и можно жить, когда вокруг пустыня и температура воздуха поднимается до 45 градусов Цельсия.

Читать далее »

Передо мной бумага, которую я нашел после смерти моего отца, а он хранил ее после смерти моего деда. Отец хранил эту бумагу, когда недоумок Хрущев поносил имя Сталина и выносил его из мавзолея, хранил, когда все, что сделал Сталин, поливалось грязью, проклятых впоследствии самой историей, людей.И, смею заверить вас всех, что это не подделка. Я по роду своей деятельности в начале нашего века встретил в аэропорту и привез трех полковников, прибывших из Сахалина, искать правду у Командующего ВВС и ПВО. Этот штаб находится на 25 км Горьковского шоссе после Балашихи направо. Они пробыли там около двух часов, а когда пришли, то первым делом чуть ли не хором громко сказали: «Вставай, Иосиф Виссарионович! Вставай, дорогой. Наведи в этой несчастной стране порядок». После этого прошло почти десять лет, и положение только стало хуже. Мне самому уже хочется сказать: «Вставай, товарищ Сталин, вставай и покарай тех, кто развалил экономику России, ее обороноспособность и, самое главное убил надежду на лучшее будущее, превратив новые поколения в бессловесно тыкающих по клавишам компьютеров полуроботов, не знающих ни нашей русской культуры, ни правильного русского языка, ни ее ценностей».

Читать далее »

То, что я делал, сейчас делают все, и это не считается преступлением. Я покупал доллары, менял их на сирийские лиры и опять менял их уже на советские чеки, а советские чеки опять менял на рубли по курсу один к двум. Другими словами, если на входе иметь одну тысячу долларов по цене три тысячи рублей, то на выходе уже получалось 30 тысяч рублей. Совсем не плохо. Но тогда за это была 88 статья: 12 лет с конфискацией и вплоть до расстрела.

Читать далее »

Корреспондент: дальше вы оставались там не по линии наблюдателей, а прикомандированным к группе наших советников?

А я с самого начала поехал туда не наблюдателем. Десятое Главного управление определило меня в Сирию в качестве старшего переводчика для работы в 10-й мотопехотной дивизии (МПД), которая дислоцировалась практически целиком в Ливане. Еще одна 11-я танковая дивизия, причём вооруженная новыми и исправными танками Т-72, находилась в городе Хомсе. Это на самой границе с Ливаном на севере ливанской долины Бекаа за ливанским городом Баальбек, где была штаб – квартира палестинского движения сопротивления (ПДС) и новой партией Хизбалла, которая, как я узнал потом, была создана Ясиром Арафатом и только ему подотчётна, хотя Ясир Арафат, чтобы запутать своих противников создал множество партий, но все они являлись частью ПДС.

Читать далее »