Корреспондент: дальше вы оставались там не по линии наблюдателей, а прикомандированным к группе наших советников?

А я с самого начала поехал туда не наблюдателем. Десятое Главного управление определило меня в Сирию в качестве старшего переводчика для работы в 10-й мотопехотной дивизии (МПД), которая дислоцировалась практически целиком в Ливане. Еще одна 11-я танковая дивизия, причём вооруженная новыми и исправными танками Т-72, находилась в городе Хомсе. Это на самой границе с Ливаном на севере ливанской долины Бекаа за ливанским городом Баальбек, где была штаб – квартира палестинского движения сопротивления (ПДС) и новой партией Хизбалла, которая, как я узнал потом, была создана Ясиром Арафатом и только ему подотчётна, хотя Ясир Арафат, чтобы запутать своих противников создал множество партий, но все они являлись частью ПДС.

Когда мы способствовали назначению Ясира Арафата на должность председателя палестинского движения сопротивления и организации освобождения Палестины, мы думали, что это будет наш человек, а оказалось, что это хитрый, очень властный, жестокий и очень коварный человек. Такая его позиция особенно явно прояснилась, когда случилось совершенно небывалое раньше событие: похитили четырех наших дипломатов из посольства в Бейруте, и палестинские бандитские вооруженные до зубов формирования блокировали снаружи наше Посольство. Они выдвинули требование, что если СССР не надавит на Хафеза Асада, с тем, чтобы он не притеснял палестинцев в Ливане, то палестинцы расстреляют наших дипломатов и захватят наше Посольство. Трое из захваченных дипломатов были сотрудниками ПГУ, т.е. внешней разведки, работавшими в Ливане под дипломатическим прикрытием, а четвертый был врач из Посольства. Одного из сотрудников ПГУ Каткова ранили при захвате в ногу и не оказали никакой медицинской помощи. У него началась гангрена, и его расстреляли.

Но об этом я узнал только много позже, и сам невольно оказался участником этой большой и масштабной операции. Вышло это совершенно случайно. В основном, после обеда мы с генералом уезжали в Дамаск, ночевали там, а утром выезжали опять в Ливан. Основная квартира, в которой я жил, была все-таки в Дамаске. Очень комфортабельная из 5-ти комнат, из которых я пользовался только одной.

Иногда мы оставались на ночь в Ливане, когда пользовались приглашением одного из командиров бригад, которые свои штабы устроили в покинутых богатых виллах или гостиницах. У нас был свой штаб, где был большой стол и десять военных кроватей – это на случай ночных учений или ночных игр на картах. Этот штаб находился в маленьком городке Рияк, который знаменит был тем, что во время войны там собирались французские летчики, которые составили основу эскадрильи Нормандия. Ливанцы хранят память об этом.

Но однажды утром, когда мы уже собирались выезжать в Ливан, генерала вызвали к главному военному советнику, потом позвали и меня. На балконе перед кабинетом Главного советника я увидел нашего корреспондента радио и телевидения и известного комментатора Фарида Сейфуль-Мулюкова. С ним стоял неизвестный человек, как потом оказалось наш корреспондент радио и телевидения на Ближнем Востоке Андрей Попов. Кроме того, там находились еще двое неизвестных мне людей. Позже я узнал, что это были резидент внешней разведки и резидент ГРУ. Просьба журналистов к Гордиенко, который только один имел прямой выход на Министра обороны и вице-Премьера страны маршала Мустафу Тласа, заключалась в том, чтобы он через него решил вопрос с командиром нашей дивизии разрешить им снять 30-минутный фильм в городе Баальбек для передачи «Клуб кинопутешествий». Дело в том, что в тактическом плане Баальбек находился в зоне ответственности нашей 10-й дивизии, хотя фактически город был захвачен палестинцами, которые организовали там свой штаб, штаб партии «Хизболла», «Аль-Джихад аль-Исламий», школу подготовку шахидов-смертников и свою тюрьму. Просьба, прямо сказать, очень щепетильная. Генерал-полковник Гордиенко, ставший после окончания командировки в Сирию Начальником Бронетанковой академии, был не в меру жесткий, самодовольный и в то же время трусоватый перед начальством человек, боявшийся любой ответственности. Фарид Сейфуль-Мулюков старался объяснить всем присутствующим, почему им надо вести съемку именно там:

— Сам по себе Баальбек это древнейший исторический город и одна из загадок истории и развития цивилизации на Земле. Предполагают, что именно туда пребывали около 12 тысяч лет назад инопланетные корабли, и сам большой храм в Баальбеке, построен на площадке, которая ранее была космодромом для инопланетных кораблей. И советские зрители очень бы хотели узнать больше об этом загадочном месте, — сказал Фарид Сейфуль-Мулюков, — тем более, что Андрей Попов — это аккредитованный в Ливане официально корреспондент нашего РТ и было бы очень жаль упустить такую возможность снять этот храм, как доказательство того, что там были инопланетные корабли, — продолжал Фарид.

— Но палестинские власти против этого, поэтому, зная Ваш, он обратился к Гордиенко, авторитет среди руководства Сирийской армии, мы просили бы Вас оказать нам содействие в этой благородной и мирной миссии, — закончил свое выступление знаменитый комментатор.

Главный военный советник не стал брать на себя эту миссию, а, как у военных делается, он приказал всё это генералу, с которым работал я.

— Район Баальбека – это в зоне ответственности твоей дивизии. Поезжай к командиру дивизии, возьми с собой вон корреспондента, переводчика и реши проблему. Тебе задача ясна? – выполняй, как выполнишь – доложишь. У военных так и делается. Мы отошли в сторону.

— Я в этом не участвую, так что, Андрей, — обратился он к Попову, давай решай этот вопрос с генералом, — таким образом, Фарид тоже отказался участвовать в этом мероприятии. Уже потом я узнал, что Андрей Попов был сотрудником нашей внешней разведки, и получил такое задание не от телевизионного руководства, а от руководства КГБ. Мы договорились поехать в Ливан на своих машинах, встретиться в одном из кафе в начале долины Бекаа и обсудить, что нам надо сделать. Мы сели на наш боевой уазик и поехали в Ливан, где и встретились с Поповым и его оператором часа в два. Они рассказали нам, что в первый раз они поехали туда одни, понадеявшись на свои удостоверения, что они являются телевизионными журналистами, аккредитованными в Ливане. Еще у них была бумага от Министерства культуры Ливана с просьбой оказать содействие в съемках фильма про Баальбек для советского телевидения. Их задержали палестинцы, вытащили из машины, как сказал Андрей Попов, довольно сильно избили, поставили к стенке и сделали несколько очередей из автоматов поверх головы.

— Ощущение, надо сказать, не из приятных, — сказал Попов, — Потом они сели в нашу машину и вместе с дорогостоящей аппаратурой уехали в неизвестном направлении. На попутном транспорте, избитые журналисты, вернулись в Бейрут. В Посольстве им и посоветовали обратиться вместе с Фаридом, который в это время был в Дамаске, к Главному военному советнику. Вот они и обратились с просьбой к Главному, а уж он отфутболил их к нам.

— Ну, что ж, — сказал генерал, — Задача поставлена, и надо ее выполнять. Сложность обстановки в Ливане состояла в большом количестве вооруженных формирований, где сам черт ногу сломает определить, кто с кем и за кого. Наши советники вместе с генералом насчитали около восьми действующих армий. И каждая армия имела бронетанковую технику, артиллерию, вертолёты и большое количество боевиков. По меньшей мере, 10-15 тысяч в каждой армии. Были Друзы, под руководством Валида Джумблата, были Марониты, была, так называемая, группировка Алькатаиб (т.е. фалангисты – по сути своей — это фашистская партия Ливана), у которой тоже были танки, ливанская армия, и, самое главное, — это палестинское движение сопротивления, состоявшее из не менее, чем 15 тысяч бойцов. Сирийская армия численностью до 80 тысяч в качестве межарабских сил по поддержанию мира в Ливане. Все друг друга ненавидели. Бывший цветущий и международный курортный Ливан превратился в конгломерат воюющих и ненавидящих друг друга группировок.

— А что ты, Иван, по этому поводу думаешь, — тебе с ними работать, — говорит мне мой генерал, — главный военный советник мне так и сказал, чтобы мы ни в коем случае с этими журналистами не связывались, пускай едет твой переводчик Лукашов Иван. Он там всех и всё знает, поэтому Иван, что ты думаешь? Я говорю:

– Поскольку мы находимся на территории Ливана, надо встретиться с ливанским командованием, и прежде всего с начальником разведки ливанской армии, это раз. Поскольку мы едем на территорию, которая занята палестинцами, и они там командуют, значит, нам надо встретиться с палестинским командованием и прежде всего с начальником разведки палестинского движения сопротивления. А, поскольку, мы просим охрану у Сирийской армии и прикомандированы мы к Сирийской армии, значит нужно договариваться с сирийским командованием и прежде всего с командиром дивизии и начальником разведки сирийской дивизии. Лучше всего, если с командиром дивизии встретитесь вы, товарищ генерал, и скажите, что просьба исходит от Главного, а то он совсем хочет уклониться. А наш советник по разведке должен встретиться со своим подсоветным начальником разведки дивизии и уже с ним поехать и к палестинцам, и к ливанцам. Я так думаю.

— Молодец, ты правильно думаешь, прямо как я сам. Вот ты это все и организуй, а командиру дивизии я, так и быть, съезжу, — ответил мой генерал. Обращаясь к Андрею Попову, я сказал:

Таким образом, для того, чтобы, Андрей, твою задачу обеспечить более или менее успешно, а это в принципе ещё возможно, нам нужно встречаться с тремя начальниками разведки, у которых, практически, сосредоточена вся власть и сила в Ливане. Но вы сидите на месте у себя в Бейруте, я возьму всё это на себя. Встречаемся здесь через пять дней в готовности к выполнению задания.

В течение этих четырех дней я один, без генерала, потому что генерал самоустранился. Он говорит: «Тебе карты все в руки, ты договаривайся». Я поехал сначала к командиру Сирийской дивизии, поиграл с ним в настольный теннис, выпил виски и сказал, вот, так мол и так, обратились к нам через Главного (все-таки я не хотел, чтобы он тоже совсем устранился) корреспонденты радио и телевидения. У нас есть такая передача «Клуб кинопутешествий», так вот они хотели бы снять минут на 20-30 фильм про Баальбек. Я вспомнил, как он хитро улыбнулся и говорит: «Значит для передачи, а по телевизору покажите?» Я говорю: «Они обещали обязательно показать!» Он пригласил начальника разведки, объяснил ему суть вопроса и говорит: Обеспечь, пожалуйста, машину охраны и позвони палестинскому своему коллеге, что к нему приедет капитан Лукашов, офицер связи от советского главного военного советника. И позвони в ливанское командование, что тоже к ним приедет Лукашов. Собственно говоря, в течение двух дней я навестил палестинского и ливанского начальника разведки, которые согласились, но каждый из них выделил по два своих человека, то ли для того, чтобы охранять нас, то ли для того, чтобы смотреть за нами.

Особенно трудно было разговаривать с палестинским начальником разведки, потому что люди они, всё-таки умные и он, хоть и без звания, но его положение равно генералу, и он знал больше моего и больше всех, и уж, конечно, он один догадался, с чем связана такая просьба. Тем не менее, он сказал: С вами будут наших 2 офицера, вооружённых и, надеюсь, никаких эксцессов не будет». Я говорю: « Да что вы, что вы, нам бы снять знаменитый храм в Баальбеке». А храм и его история, действительно, были интересны.

В основание уложены три камня длинной 24 метра, шириной 5 метров, высотой 6 метров, а еще два камня, больше, чем на половину выточенные из скалы, так и остались в этих скалах. Так вот, современные технологии не позволяют изготовлять такие камни из цельной скалы и перемещать их на такое расстояние, а, главное поднять их на высоту 10-12 метров, и уложить с такой точностью, что между этими камнями монетка не проходит, что мы и продемонстрировали потом телезрителям. Сам мощный фундамент под храм ученые считали стартовой площадкой для инопланетных кораблей. Такая работа под силу более высокой цивилизации, чем наша, и это является загадкой развития человечества и одним из доказательств того, что на Земле до нас были более развитые, чем мы, цивилизации, потому, что там применялись такие технологии, какими мы сейчас еще не обладаем. И вот это мы хотели снять.

Как и договорились, мы встретились опять вместе через пять дней Генерал отдал мне свой уазик, а сам уехал на другом. Наш советник начальника разведки дивизии был кадровый офицер ГРУ. Он, видно, получил, своё задание, от резидента ГРУ. У него была отдельная машина, оружие, да, оружие разрешили иметь только ему и мне, поскольку мы, собственно говоря, прибыли с оружием и находимся с оружием в Ливане. Поэтому, все начальники палестинских и ливанских сил сказали, чтобы журналисты были без оружия, оружие будет только у нас. Ну и мне генерал и напихал в уазик два автомата, сзади был ящик с гранатами и ещё один автомат, и у меня был свой пистолет, и навешены были на ремне 2 или 3 гранаты. Генерал мне сказал так:

— В случае чего, машину не береги, ногами выбивай переднее стекло и если будешь отстреливаться, отстреливайся правой рукой, а левой веди машину, но главное, если будет сложно, бросай всех этих журналистов к чертовой матери, потому что, если они что-то сделают – значит, они нас обманули. Самое главное старайся сам оттуда уехать.

Я и сам, в общем–то, почувствовал, что здесь что-то не так, и что-то за этим кроется, что нам еще не известно. Совершенно очевидным мне было, что хотят заснять Баальбек и те помещения, те строения, где размещается командование палестинского движения сопротивления и Хизбаллы. Там же находилась школа подготовки шахидов-смертников. Сначала мы снимали камни, которые были изготовлены в скале. Сам Попов забрался на этот камень, а я стоял внизу в форме и с оружием, — меня тоже в кадр засняли для телевидения. Попов обращался к телезрителям, что вот, посмотрите, какой камень изготавливали, что современные технологии не позволяют – в общем, все по тексту, а его оператор снимал его и потом переводил плавно на здание, где располагались палестинские боевые подразделения.

Но это было сначала в скалах, потом мы поехали в сам Храм, который был в самом центре Баальбека и, как раз рядом с ним находилась эта штаб квартира Хизбаллы. Укреплена она была очень сильно: по обеим флангам этих учреждений были специально оборудованные позиции для крупнокалиберных пулемётов ДШК или аналогичные им, калибр 12 мм. То, что делал этот пулемёт, я ещё из Йемена узнал – это страшное оружие. И ещё две таких позиции были с другой стороны этого храма. Мы забрались на этот храм. Андрей Попов начал говорить:

— Дорогие телезрители, мы находимся на территории этого храма, мы стоим на его площадке, посмотрите, как уложены эти камни… Стал пробовать монетку засовывать. А в это время его оператор, я гляжу, пошёл уже совсем не на него, а пошёл вокруг всей этой площадки, давая панораму Баальбека, а Попов все комментировал:

— Смотрите дорогие телезрители, какая красивая природа вокруг, как она органично смотрится вместе с храмом. Здесь раньше устраивались концерты самых известных звезд: сюда приезжал и Фрэнк Синатра, Демис Руссос, здесь выступала Ум Кольсум – это символ всего арабского мира и другие.

Я смотрю, что арабы сильно насторожились, потому что аппаратура у наших журналистов была не простая, а для того времени вообще не применявшаяся телевизионщиками – это уже была цифровая широкоформатная аппаратура, может быть даже спутниковая, но во всяком случае странная громадная аппаратура на треногах. Я стою рядом и говорю:

— Володя, ты смотри не очень-то вокруг крути, а то сейчас товарищи не выдержат.

— Ничего, — ответил оператор Володя, нас уже расстреливали. Здесь, всё, слава Богу, закончилось хорошо. После этого они вынули из портфеля две бутылки Джонни Уокер, всем налили сопровождающим, которые были с нами. Там везде есть маленькие кафе. Они подозвали официанта, он принёс пива на всех в таких высоких кружках. Мы, как в «Бриллиантовой руке» долили виски в это пиво. Арабы выпили и сразу стали добрые и весёлые. Я говорю « Ты, Володь, смотри, что эти-то арабы выпили виски, потому они добрые и весёлые, а вот те, которые за пулемётами сидят, они виски не пили, так что давай отсюда быстрее сматываться.

Вот так мы уехали оттуда, договорившись встретиться в маленьком кафе, откуда начали мы наше движение. Журналисты выполнили своё обещание и привезли ящик виски чёрного Блэк Лейбл и, собственно, пожали мы друг другу руки и разъехались с чувством выполненного долга и очень уставшие. Никто ничего больше не сказал, а узнал я обо всём, что произошло только через месяц. Мы с советником начальника разведки были в хороших отношениях, вот мы с ним сели пива выпить, и он говорит: « Иван, ты не представляешь что мы сделали хорошего для нашей страны и доказали свою силу. Он мне рассказал, что похитили четырех наших дипломатов, одного из них ранили при захвате, у него началась гангрена, у Каткова, и его расстреляли. Удалось узнать, что это дело рук палестинских боевиков. Наши безуспешно вели переговоры, причём наш посол говорил с самим Ясиром Арафатом по телефону. В то же время само здание Посольства было окружено палестинскими бандитами, и они сказали, что начнут штурм Посольства и расстреляют не только тех, которых захватили, но и всех сотрудников посольства. Посол соответственно доложил об этом на самый высокий уровень. Потом был разговор по телефону с Ясиром Арафатом, но Ясир Арафате не знал, что у нас уже пришла такая электронная машинка, это мне рассказал советник, которая продолжает слушать разговор в комнате, после того как повесили трубку.

Положим, они говорили и Посол говорит Ясиру:

— Освободите наших заложников и снимите осаду с нашего Посольства. Он отвечает:

— Да-да, конечно, — сейчас мы немедленно всё это предпримем, ваше Посольство мы разблокируем, — и положил трубку, а наши спецслужбы продолжали слушать то, что было дальше в этой комнате. И Ясир Арафат сказал: «Ни в коем случае заложников не отпускать, посольство не разблокировать, будем давить дальше, пока сирийские войска не выйдут с севера Ливана, целиком». Т.е. это, практически, приданная бригада и танковая дивизия, которая располагалась в Хомсе.

Тогда наши приняли беспрецедентное решение. Группа «Вымпел», была уже создана. И решили эту группу «Вымпел» испытать в деле. Как я узнал потом, группа состояла из примерно десяти человек. Неизвестным путём она прибыла в Ливан. Ну, пути могли быть разные: сухопутным через Дамаск или Хомс, или морским катером из соседней страны. История об этом умалчивает. Дело в том, что граница там условна, во всяком случае, это же спецгруппа, причём такого уровня, которой не было в то время ни у одной страны мира. ( я потом встречался и разговаривал с основателем этой группы Юрием Дроздовым. Он сказал, что группа их 10-ти человек в состоянии парализовать десяти-миллионный город, типа Нью-Йорк, полностью вывести из строя все коммуникации и вынудить противника капитулировать. Одна из задач группы «Вымпел» — это, при необходимости, физическое устранение политического лидера воюющей с нами державы ). Т.е группа была серьёзная, и они впервые для нашей военной доктрины и разведки стали действовать по методу устрашения. Как и с кем они общались неизвестно. Есть предположение, что они получили данные от лидера друзской общины Валида Джумблата, и он сообщил места, где находятся лидеры группировки, захватившей наших заложников. Может быть «Вымпел» связался с израильской разведкой Моссад, такое тоже могло быть. Потому что принципы действия этой группы «Вымпел» вполне соответствовали принципам действия спецгрупп Моссад,

А заправлял палестинскими бандитами и с самого начала выдвинул нам ультиматум помощник Ясира Арафата по прозвищу Гиена, имя у него было Имад Лугние. Говорят, что он жив и до сих пор, и именно он является террористом №1 и чуть ли не помощников и соратником Бен Ладена, и, что уничтожение двух небоскрёбов в Нью-Йорке придумал не Бен Ладен, а Гиена. И вот вдруг стали убивать ближайших соратников Ясира Арафата и Гиены. Одного за другим они уничтожили больше 10-ти ближайших командиров Гиены. А потом Гиене прислали письменный ультиматум, причём принёс какой-то мальчик письмо, т.е. ему дали понять, что знают, где он находится. В этом письме было написано, чтобы Гиена сам выбрал следующую жертву, если он не отпустит советских заложников. И Гиена понял, что, поскольку они вышли на него, жертвой, скорее всего, станет он сам. И он, выдирая на себе свои красивые чёрные волосы, вынужден был отпустить наших дипломатов, и в одно прекрасное время в ворота советского Посольства в Бейруте, постучали три бородатых человека – это были наши отпущенные дипломаты. Осада с Посольства тоже была снята. После этого спецгруппа исчезла также незаметно, как и прибыла.

А наша миссия была в том, что предполагалось , что наши заложники, их везли очень долго, находились в в тюрьме в Баальбеке. Потом их, предположительно, перевели в палестинский лагерь Шатила, хотя, может, они оставались до конца операции в Баальбеке. Во всяком случае, сначала предполагался силовой вариант освобождения этих заложников и, для этого, нужно было знать, где располагается эта школа, тюрьма, и как они охраняются. И наша группа, проникнув, собственно говоря, в самое сердце этого палестинского движения сопротивления, практически обеспечила полностью видеосъемку местности. И, если ты было принято решение о силовом варианте, то наше путешествие в Баальбек было просто необходимым, и мы бы сыграли большую роль. А так всё кончилось без силового варианта, хотя свою миссию мы выполнили. Через две недели в «Клубе кинопутешествий» Юрий Сенкевич показал нашу съемку в фильме «20 минут в Баальбеке». Мы тоже сдержали свое обещание перед палестинскими и ливанскими командирами.

Этот отрывок из книги «Разведка, Арабские страны, секс и рок-н-ролл», где вы можете полностью прочитать обо всем,  происходившее тогда в Ливане, Сирии, Ираке

 

 

Комментарии (8) в ВЫСТУПЛЕНИЕ ИВАНА ЛУКАШЕВА НА «РАДИО РОССИЯ» 3 сентября 2011 ГОДА В 19.10 (Продолжение выступления от 6 августа)

  1. Keli:

    I cnaont tell a lie, that really helped.

  2. I’m so glad I found my solution olnnie.

  3. I am always browsing online for articles that can assist me. Thanks!

  4. I think that is one of the most vital information for me. And i am satisfied studying your article. But should commentary on some normal issues, The web site taste is ideal, the articles is in point of fact nice : D. Good activity, cheers

  5. I liked up to you’ll receive carried out right here. The comic strip is attractive, your authored subject matter stylish. nevertheless, you command get bought an edginess over that you would like be handing over the following. sick certainly come more before again as exactly the similar just about a lot continuously within case you defend this increase.

  6. Thanks for the auspicious writeup. It actually was once a enjoyment account it. Glance complex to more added agreeable from you! By the way, how can we communicate?

  7. you’re truly a just right webmaster. The site loading velocity is incredible. It kind of feels that you’re doing any distinctive trick. Also, The contents are masterwork. you’ve done a wonderful activity on this matter!

  8. Right now it looks like BlogEngine is the top blogging platform available right now. (from what I’ve read) Is that what you’re using on your blog?

Добавить комментарий