То, что я делал, сейчас делают все, и это не считается преступлением. Я покупал доллары, менял их на сирийские лиры и опять менял их уже на советские чеки, а советские чеки опять менял на рубли по курсу один к двум. Другими словами, если на входе иметь одну тысячу долларов по цене три тысячи рублей, то на выходе уже получалось 30 тысяч рублей. Совсем не плохо. Но тогда за это была 88 статья: 12 лет с конфискацией и вплоть до расстрела.

Это позволяло мне часть денег оставлять себе. В Ливане я купил себе видеомагнитофон, телевизор и музыкальный центр, но, самое главное я познакомился с самой красивой женщиной среди русских, Аллой, которая тоже работала в Дамаске. Через некоторое время она стала моей прекрасной любовницей. Это была очень красивая и стройная женщина с красивыми ярко рыжими волосами и, что было самым удивительным, она была сексуально грамотная и раскрепощенная женщина. Все то время, что я был в Ливане, у меня была квартира в Дамаске, и я жил там с ней, по возможности, или у нее. С ней было очень хорошо, и она понимала толк в сексе и могла им заниматься часами, да так самозабвенно, что, даже в начале игры, если она вставала в известную позу задом наверх, то у нее начинала сочиться из вагины жидкость желания. Это было золотое время. Мы смотрели самые интересные фильмы, покупали лучшие напитки, которые я привозил из Ливана, курили лучшие сигареты, а потом опять занимались сексом.  Но ничто не может длиться вечно.

По состоянию здоровья своей мамы, она должна была уехать из Сирии и вернуться в Москву. Связь мы не теряли, и частично она участвовала в наших обменах долларов вместе с Панферовым.

Прибыль от всего этого проекта отсылалась ему для строительства дачи, а по моему возвращению в Москву Федор обещал мою часть мне вернуть. И все было бы хорошо, но Фортуна не дремлет и готовит свой удар из-за угла.

Панферов послал мне доллары из Москвы через постороннего человека и по телефону сообщил об этом. К телефону подошел наш однокурсник Степа Осипенко, и Федор все передал ему. Осипенко был внештатным сотрудником КГБ и все тут же сообщил представителю этой организации, который связался с Москвой, и посылку уже ждали в аэропорту. Такой длинный конвертик-поздравление, а в нем 3000 долларов и надпись: Ване Лукашеву «С новым годом» от Феди и Аллы.Но до меня он не дошел.

Так и закончился наш проект, а вместе с ним моя командировка почти вовремя после трех лет пребывания в Сирии, просто мне не продлили ее на четвертый год и остановили присвоение звания майор. В Сирии мне ничего не сообщили, просто сказали, что я улетаю первым самолетом. Я насмотрелся всяких фильмов про ужасы современного ГУЛАГа, и, когда я летел в самолете из Дамаска в Москву, так вообще был уверен, что по прилету в Союз по трапу поднимутся молчаливые солдаты в синих погонах с автоматами, и они арестуют меня прямо в самолете. Но все обошлось минимальными потерями.В аэропорту у трапа самолета меня встречала Алла и отвезла к себе домой, где, мы соскучившись друг по другу, тут же занялись любовью, чуть ли не с порога.

В Москве меня вызвали к начальнику кадров Главного Десятого управления, который и обвинил меня в попытке переправки большой суммы долларов. Я сказал, что эту посылку я не получал, а то, что она адресована мне, еще ни о чем не говорит.

— С таким же успехом могли такую же открытку послать кому угодно, чтобы скомпрометировать человека, да еще шепнуть таможне, что, мол, у этого валюта в кармане, — сказал я генералу. Руководство в лице многих начальников долго думали, как меня пристягнуть к этому делу, но не смогли и просто сослали дослуживать в Ульяновск.

Но для Федора Панферова военная карьера закончилась — его выгнали из армии. Для него это было болезненно, потому что он хотел стать генералом. Он понял, что просто так генералом ему не стать и уже выбрал женщину, на которой надо жениться, чтобы получить генерала – это Наташа Гусаковская, у которой папа генерал, а дедушка генерал-полковник, и он был раньше начальником Главного управления кадров Советской армии. И женился бы он на ней и стал бы он генералом, потому что, кроме того, у него у самого маршал Чуйков был ему родной дядя и был еще жив, а писатель – любимец Сталина Федор Панферов, был ему дед родной. Все сходилось, но вот в Сирии осечка вышла, и стали Лукашев и Панферов самыми известными валютчиками в Министерстве обороны, о которых говорили на всех совещаниях.

Но все было намного сложнее и не просто так. Именно Алла нас и спасла. Ее вызвали на допрос в КГБ и допрашивали 12 часов попеременно три следователя. Они кричали на нее, били ее, выворачивали ей руки, таскали за волосы – все в лучших традициях этой славной организации образца 38 года. Главное для них было – это не оставить следов и синяков. От нее требовали признаться в сговоре со мной и Панферовым, а это уже 88 статья, и, если бы она не выдержала, то сидели бы мы с Федей не меньше 10 лет, а, может, и расстреляли бы как офицеров. Но она оказалась очень стойкой, отважной и мужественной. Мало кто из женщин смог бы противостоять пыткам и напору трех опытных следователей КГБ, натасканных хуже диких зверей. Но она никого не выдала и взяла все на себя.

Алла сказала, что у нее был любовник итальянец, и он подарил ей 3000 долларов, чтобы она купила себе достойный подарок. Она знала, что тратить валюту на территории СССР нельзя, поэтому хотела переслать их своему другу Ване Лукашеву, чтобы он купил ей подарок в Сирии. А для отправки передала эти деньги его другу Феде.

— А вы что подумали, — спросила она следователей, прикинувшись полной дурочкой. И безмозглые гэбисты не могли ничего доказать, а главное не смогли состряпать уголовное дело на всех нас —  уж больно им хотелось посадить нас на 12 лет, да не вышло. Алла своей героической стойкостью сумела развалить планы этого передового отряда фашисткой коммунистической партии, которая правила нами и издевалась над нами более семидесяти лет, поэтому Алла навсегда осталась в нашей судьбе как Женщина с большой буквы.

Когда я приехал, Федор Панферов все деньги, которые я ему пересылал, истратил на свою дачу, и мне решил ничего не отдавать. Но Бог все видит, и через некоторое время его посадили в Белоруссии на восемь лет. Жена от него отказалась, дети перестали общаться и отняли у него и дачу, и квартиру. Он вышел, но умнее не стал и не понял главного — кто делает зло людям, к тому это зло и возвращается.

Отрывок из книги «Разведка, Арабский Восток, Секс и Рок-н-ролл»

Полная версия на сайте http://proza.ru/2013/06/04/1113

Комментарии (12) в АЛЛА ИЛИ КАК Я СТАЛ ГЛАВНЫМ ВАЛЮТЧИКОМ В СОВЕТСКОЙ АРМИИ.

  1. Алла:

    Я также вспоминаю это как самое опасное, но невероятно захватывающее приключение, хотя все было всерьез… Мне приходилось вырабатывать стойкий характер. Я считаю эти годы точкой отсчета в свой биографии и с огромной теплотой вспоминаю тебя, Ванечка, мой милый друг!

  2. I do not even know how I stopped up here, but I assumed this put up was once good. I don’t know who you might be however certainly you are going to a famous blogger if you happen to are not already 😉 Cheers!

  3. Heya i’m for the primary time here. I found this board and I in finding It really useful & it helped me out much. I am hoping to provide something back and help others like you aided me.

  4. It’s actually a cool and useful piece of information. I’m glad that you just shared this useful information with us. Please stay us informed like this. Thank you for sharing.

  5. You made some good points there. I looked on the internet for the subject and found most individuals will consent with your site.

  6. It’s going to be ending of mine day, but before finish I am reading this fantastic article to increase my experience.

  7. Youre so cool! I dont suppose Ive learn something like this before. So nice to find any person with some unique thoughts on this subject. realy thank you for beginning this up. this web site is something that’s needed on the net, someone with just a little originality. helpful job for bringing one thing new to the internet!

Добавить комментарий