Посвящается моей маме – моему ангелу — хранителю

КАК НАЙС НАШЕЛ СЕБЕ СЕМЬЮ

Жена Ольга договорилась с подругой Ирой приехать к ней и сделать прическу. К этой подруге парикмахер приходил домой, и действие происходило у нее на квартире в Чертаново. Я был свободен, и жена попросила меня довезти ее и по возможности подождать там. Я ничего не имел против. Когда мы к ним пришли, то вместе с Ирой нас встретило очаровательное белое существо, похожее на маленький мягкий комочек, который к тому же еще и ходил, перекатываясь, как пушистый мяч.

— Ну, чего уставился. Не видел лабрадоров маленьких, — сказал пушистый комочек, но услышал его только я, или мне показалось. Я сел на удобный диван и собирался уже немного вздремнуть, но вдруг сначала услышал, а потом увидел, что этот комочек карабкается на диван с намерением устроиться где- то на мне. Он пыхтел и вдруг я опять услышал:

— Чего смотришь. Лучше помог бы устроиться, — услышал я. Вроде бы никто ничего не слышал. Тем временем маленький белый комочек взобрался на диван потом и на меня.

— Мне тут нравится, — сказал комочек.

— Вот он и до тебя добрался, — сказала Ира.

— У нас клубная собака лабрадор Лайт. Нам через клуб лабрадоров невесту подобрали, и поэтому мы имели право забрать элитного щенка через два месяца после рождения, когда их можно отлучить от матери и кормить самостоятельно. Мы вчера ездили к подруге Лайта, которая вроде как уже стала его женой, и выбрали самого шустрого щенка. Теперь не знаем, кому его отдать. Не хотелось бы чужим – уж очень он славный и как будто все понимает.

— Конечно, понимаю, а слышат меня не все. Ты слышишь, вот и взял бы меня к себе. Я бы тебя слушал и разговаривал бы с тобой, — сказал щеночек, удобно устроившись у меня сбоку между рукой и плечом. Он, кажется, уже сам выбрал себе хозяина. У меня собаки никогда не было, и я не собирался ее заводить, зная хорошо, что это трудно, и что это большая ответственность.

Во мне что-то такое проснулось к этому мягкому живому комочку, и я сказал, обращаясь к своей жене:

— Оль, давай возьмем себе это существо. Она скептически на меня посмотрела.

— Смотри. Если ты берешь, то берешь его себе, потому что я все время в полетах, но в принципе, я согласна.

Здесь надо сказать, что моя жена работала в «Аэрофлоте» стюардессой, и очень часто улетала на несколько дней, даже бывало, что на целый месяц, и я оставался дома один. А теперь у меня будет друг. Так мы и решили стать владельцами белого лабрадора. Кличку мы ему единогласно дали «Найс». Ну не шариком же называть благородного пса. А «найс» означает красивый, благородный, вежливый и еще много разных красивых синонимов, и все они подходили к этому щеночку.

— Тебе-то самому нравится такое имя, — зная, что он меня понимает, спросил я его.

— Да, очень нравится, я согласен, — ответил маленький пес.

— Ему нравится, я спросил его, и он согласен, — сказал я, но все поняли, что это я так пошутил. Если бы я сказал, что этот щенок со мной разговаривает, меня посчитали бы за сумасшедшего.

Тем временем щеночек сладко уснул у меня на плече, и стал сладко сопеть. Отказаться было уже невозможно. У него было много документов, подтверждающих его высокое благородное происхождение. Мама была дворянских кровей из псарни какого-то бельгийца с именем с частицей фон, поэтому и она была фон. Потом были документы из клуба «Лабрадор», подтверждающие факт его рождения и принадлежность к этому элитному клубу. Вообще, я понял, что, чем больше у собаки документов, тем она благороднее. В его личный паспорт вписали мое имя как его хозяина, и теперь я уже на законном основании нес полную юридическую ответственность за маленький белый комочек.

Когда настало время ехать домой, он проснулся и такими, полными надежды глазами посмотрел на меня, что у меня защемило сердце, и я подумал, как же можно было не взять такое вот существо, с такими глазами к себе домой.

— Я тут поспал немного, — сказал комочек по имени Найс.

— Так вы решили меня взять? – с надеждой спросил он.

— Да, Найсик, ты теперь член нашей семьи. Мы уже и документы все заполнили, — сказал я. Все уже привыкли к тому, что я с ним разговариваю. Теперь ведь это моя собака. Когда мы сели в машину, то Ольге пришлось взять его себе.

— Найс, я же не могу вести машину, если ты у меня на руках. Теперь тебе часто придется ездить на машине, так что привыкай, — сказал я ему.

— А у тебя жена тоже хорошая, но она меня не слышит, значит, не совсем понимает. Придется тебе ей объяснять, как нам жить вместе, — проворчал маленький пес, лежа на руках у жены.

Домой мы приехали уже поздно вечером, и Ольга стала устраивать для Найса место на полу.

— Зря она старается, — сказал Найс, — Я, все равно, буду спать у вас на кровати с тобой. Ты меня взял, а я не дворовая собака, вот я и буду с тобой спать. Я теплый и пушистый, и тебе понравится.

Действительно, когда он залез и удобно устроился опять между плечом и рукой, стало очень приятно, что вот такое живое мягкое существо, да еще которое умеет говорить, привязалось к тебе и считает своим хозяином. Это значит, что я теперь в ответе за него.

Надо сказать, что мы с женой спали в разных комнатах, считая это более удобным. Ведь вкусы наши не совпадали. У нас у каждого были телевизор, видеомагнитофон — мне хотелось смотреть по телевизору то, что ей не хотелось, да и расписание у нас совершенно разное. Моя жена работала стюардессой на международных авиалиниях. Иногда она приезжала ночью, когда я ее не встречал, хотя, чаще всего, я ее встречал в любое время. После этого она отсыпалась, а мне надо было на работу. Вот и спали мы каждый на своем диване в своей комнате. Найс сразу выбрал мой диван. Вот так он нашел и хозяина и семью и удобное место, где спать.

В СЕМЬЕ НАЧАЛИСЬ ПРОБЛЕМЫ

Первая ночь для Найса на новом месте прошла успешно. Он встал утром, наделал лужу в комнате на самом видном месте, и снова вернулся на мою кровать. Утром мне не надо было на работу. По-моему, это была суббота, и можно было полежать и поговорить с собакой.

— Ты меня извини за лужу. Ведь со мной еще нельзя ходить гулять еще целый месяц, — сказал пес. В это время вошла жена.

— Ты знаешь, он лужу в коридоре наделал.

— Да, знаю. Он мне об этом уже сказал, — ответил я.

Жена подумала, что я опять пошутил.

— Вставай, бери тряпку и вытирай. Ведь это твоя собака. Вот и пожинай плоды удовольствия. Ира предупредила, что его до прививки от всех болезней на улицу выпускать нельзя, а прививки только в возрасте три месяца делают, так что ходить гулять он будет по квартире еще месяц, и все свои дела тоже будет делать здесь, — произнесла она длинную тираду.

После того, как я вытер лужу, я подошел к Найсу и сказал:

— Знаешь, дорогой, мы тебе постелем газеты, и будешь все дела делать только на газету. Договорились? – спросил строго я у него.

— Не буду же я с тряпкой постоянно за тобой убирать. Особенно, если тебе захочется какать.

— Понял, хозяин. Я постараюсь, но не могу твердо гарантировать потому, что иногда это случается непредсказуемо, — сказал он, — Вот как сейчас, например. Найс присел и наделал кучу на очень красивом ковре, который Ольга привезла из Индии.

— Так что прости, но газет я не нашел, а на ковре очень приятно – он такой мягкий, — сказал Найс и посмотрел на меня такими виноватыми глазами, что ругать его даже стало стыдно, тем более, действительно, газет мы еще не постелили, и мне пришлось убирать и это его произведение. Зато после этого мы с Ольгой застелили газетами почти весь пол в квартире, и стало похоже, что в ней собираются делать ремонт. Все, кто к нам приходили, так и спрашивали, что, мол, вы ремонт задумали делать?

Нет, — объясняли мы им, — гораздо хуже.

— Что же может быть хуже ремонта. Только переезд. Так вы переезжать собираетесь? – спрашивали они.

— Опять не угадали. Мы завели собаку, — с гордостью отвечали мы, — У нас теперь есть третий член семьи палевый лабрадор по кличке Найс. Просим любить и жаловать.

При этих словах, словно понимая их смысл, (а только я один знал, что он все понимает), выходил Найс, гордо неся высоко поднятыми и голову и хвост, которым он еще и махал из стороны в сторону, показывая этим свое полное удовольствие от того, что происходит его официальное представление.

Мои родители жили в соседней квартире. Так уж получилось по жизни. У них была своя собака по кличке Альма. Это была очень красивая рыжая небольшая дворняжка, которую мама с папой взяли на улице, когда она к ним подошла и попросила есть. Папе она напомнила собаку, которая была у него в детстве и которую тоже звали Альма. Мы с женой решили познакомить Найса и с моими родителями и с Альмой.

— Пошли Найсик к моим родителям. Ведь у меня тоже есть папа и мама, и я тоже их люблю, а они, как и твоя мама, до сих пор меня воспитывают и учат, как надо жить, — сказал я Найсу.

— Только, Найс, тут еще есть одна новость для тебя. У них живет собака. Ее зовут Альма. Она очень добрая и тебе она понравится. Думаю, и ты ей понравишься.

— А на не страшная. Она не будет меня кусать, — спросил настороженно Найс.

— Да нет, что ты. Она хорошая и кусаться не будет, — успокоил его я.

— Хозяин, я ведь еще никогда других собак не видел, поэтому мне страшно.

Мы вышли из квартиры и позвонили в соседнюю дверь. Сразу услышали лай Альмы, которая всегда, как звоночек, предупреждала моих родителей о визите гостей. Знакомых она всегда радостно приветствовала и лизала им все места, куда могла дотянуться. Незнакомых людей она настороженно обнюхивала, и если они ей не нравились, то она старалась их выпроводить из квартиры как можно скорее. У нее, наверно как у всех или у многих собак, есть особое чутье на плохих людей, и они редко ошибаются.

Когда открылась дверь, то мы первыми вошли, а Найс остался в коридоре, опасаясь войти в дом, где уже есть свой охранник.

— Здравствуйте, родители, — сказал я. – Мы к вам пришли знакомиться.

Разрешите представить вам лабрадора по кличке Найс. При этих словах я подтолкнул Найса, и он зашел в квартиру. Альма подошла к нему, и Найс непонятным нам чувством сразу понял, что Альма – это старшая собака, и ее надо уважать и слушаться. Они стали знакомиться, обнюхивая друг друга со всех сторон. Потом Найсик лег и перевернулся на бок, показываю Альме, что он ей подчиняется. Альма, как хозяйка дома и как старшая собака, приняла этот жест, как проявление уважения со стороны вежливой собаки. Контакт был установлен. Альма даже по-матерински облизала Найса, давая ему понять, что она принимает его.

Моим родителям Найс тоже очень понравился, и они потом стали часто брать его к себе домой, давая нам возможность пойти куда-нибудь в гости.

Потом к нам приехал наш друг из Болгарии Митко. Мы звали его Митькой. Он был богатый бизнесмен, но лишних денег тратить не хотел и останавливался у нас. Нам это только нравилось, потому, что мы его любили. Найс тоже полюбил Митьку и проводил много времени на его роскошном костюме за 500 долларов. Митьке он тоже нравился, и он даже убирал за ним, когда нас не было дома.

Первое безобразие, которое сделал Найс, это было то, что он поцарапал до основания обои в коридоре напротив двери. Потом на кухне. Но самое главное его преступление состояло в том, что за один день, когда нас не было дома, он обгрыз всю обувь, которая стояла на обувной полке в коридоре. В их числе были и мои любимые и самые дорогие туфли, купленные мной в Ливане, и которыми я очень гордился. Это были итальянские из настоящей толстой шлифованной до глянца кожи очень модные туфли. Я их надевал в самых торжественных случаях. Теперь на них даже смотреть было страшно.

Найс чувствовал, что он сделал что-то не так, и за это его будут ругать, а может даже и бить – он слышал, что такое тоже бывает, – поэтому, на всякий случай, он спрятался под креслом так, что его ниоткуда не было видно. И только когда я сказал, что бить его, конечно, никто не будет, ругать тоже не будет, просто я ему скажу пару ласковых слов. Он еще не знал, что такое «пара ласковых слов», поэтому согласился и вышел из убежища, опустив свои виноватые глаза вниз и всем существом своим показывая, что он раскаивается в содеянном и больше так делать не будет.

— Говори свои «пару ласковых слов». Я больше так не буду, но лучше обувь все-таки надо прятать так, чтобы я не достал, сказал он.

— Хозяин, я некоторые свои поступки не вполне могу контролировать. Я же все-таки собака, а не человек. Хотя я слышал, многие люди тоже не вполне могут контролировать себя и свои поступки, а некоторые даже бьют собак. Это нам мама рассказывала, когда мы совсем еще маленькими были, — сказал пес, а глаза у него были при этом такие виноватые и грустные.

— Что ты, Найсик, — ласково назвал я его, — это ласковое имя прижилось, и многие стали его употреблять как основное. Я не буду бить тебя, — пообещал я ему и впоследствии не сдержал своего слова, о чем сейчас очень жалею.

Так прошел месяц. Мы вызвали клубного врача, который сделал Найсу прививку. Найс не знал, что такое врач, поэтому он не боялся ни врача, ни шприца в его руке.

Полную версию читайте на сайте www.wexler.ru

 

ПОЛНОСТЬЮ КНИГА «ГОВОРЯЩАЯ СОБАКА ПО КЛИЧКЕ НАЙС» РАЗМЕЩЕНА НА САЙТЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА ЭЛЕКТРОННЫХ КНИГ по ссылке:

http://proza.ru/2013/06/04/1096

Добавить комментарий