INFANT TERRIBLE

На секретной службе

СПОРТ И РАЗВЕДКА – ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ.

СЕНТЯБРЬ 1978 ГОДА. БАГДАД

— В Багдаде существует система клубов, — продолжал он. Естественно, клубы разные и разного уровня в зависимости от положения в обществе его членов. Например, членами «Нади аль-Сэйд» («Охотничьего клуба») являются Президент и его заместитель Саддам Хусейн, послы больших стран, в том числе и наш посол, крупные бизнесмены и партийные боссы. Членский взнос там очень высокий и наше государство платит только за членство посла. И надо сказать, что оба руководителя Ирака довольно часто посещают этот клуб, чтобы пострелять по тарелочкам или в приватной обстановке встретиться с тем или другим послом.

Читать далее »


Посвящается Великой группе “Beatles”,

а также всем стилягам, битникам, фарцовщикам, валютчикам, хиппи, художникам-авангардистам, первым бит и рок музыкантам

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мальчики шестидесятых сейчас уже стали дедушками и постепенно уходят, оставляя в наследство свое небогатое имущество и страну, печально осознавая, что это уже не та страна, в которой выросли они, и которую оставили им в наследство их родители. И возврата в эту страну нет.

Эта книга про московских мальчиков, про то, как они росли и как вырастали. Тот, из поколения шестидесятых, кто будет читать эту книгу, наверно, взгрустнет, вспоминая Москву, которой уже нет будет никогда, не будет старых домов с обветшалой штукатуркой, переулочков и маленьких кафе и рюмочных, где за рубль нальют водки и дадут бутерброд с колбасой. Не будет магазина «Военторг» в начале проспекта Калинина с его знаменитой лестницей – его взорвали. Не будет бесплатного эскалатора, на котором можно было подняться от метро «Ленинские горы» на самую высокую точку Москвы, откуда видно всю панораму города. Его сломали. Все это и еще много чего хорошего осталось в прошлом времени нашего спокойного проживания в стране под названием Советский Союз. Окончание войны не принесло той счастливой жизни, о которой мечтали все: «Вот кончится война – тогда заживем счастливо и за тех, кто отдал свою жизнь за лучшее будущее», — так думали люди, дожившие до Великой Победы, однако это лучшее будущее в нашей стране так и не наступило.

А в это же время весь мир праздновал победу, как бы наверстывая упущенное за все ужасы войны время, и человечество разрослось музыкой, цветами и танцами, наслаждаясь миром. Глэнн Миллер не дожил до окончания войны, но его музыка звучала по всему миру, и под нее танцевали вернувшиеся с войны солдаты, которых обнимали и целовали заждавшиеся девушки. В нашей стране радовались недолго, когда звучали вальсы Штрауса, «Офицерский случайный вальс» и «Синий платочек». Петра Лещенко, любимого всеми артиста, расстреляли по приказу Сталина, но его пластинки тысячами привозили возвращавшиеся победители, перевозившие эти пластинки даже внутри крыльев самолетов, и по всей стране звучали такие близкие всем песни, как «Черные глаза», «Был день осенний», «У самовара я и моя Маша». Но уже скоро, пришедшие с войны ветераны столкнулись с равнодушием разжиревших за счет войны чиновников и спекулянтов и партийцев, которые откровенно плевали им в душу, и с презрением смотрели на их боевые ордена. Особые отделы вновь арестовывали и тысячами ссылали вернувшихся победителей в наши, уже русские, концлагеря для перевоспитания после растлевающего влияния освобожденных западных стран. Вновь происходили расстрелы, и люди вновь с ужасом ночами ждали черных воронков, приезжавших производить новые аресты. Когда я родился, был жив еще Сталин, и один год я жил, когда под окнами шли демонстрации с требованием расстрелять проклятых врачей-убийц, а в домах, где жили врачи, демонстранты били стекла, и жильцы заклеивали окна газетами, чтобы не проникал внутрь зимний холод. Конечно, я этого не могу помнить, но мне рассказывали об этом врачи, которые пережили этот ужас.

В начале марта 1953 года Сталин умер. Потом пошли слухи о том, что его отравили. Расстреляли Берию. После 56-го года жить в Советском Союзе стало спокойнее. Во всем мире самые счастливые года – это вторая половина пятидесятых, шестидесятые. Смех и веселье. У нас Утесов и фильм «Весна». В 1957 году вышел на наши экраны фильм «Карнавальная ночь», который веселил всех шутками, песнями, танцами, а международный фестиваль молодежи 1957 года почти расковал идеологически закованный в социализм народ. Мне было 6 лет, и я хорошо помню толпы танцующих и разодетых странных людей, шедших по улице Горького к Манежной площади. Мы с мамой ходили смотреть веселые концерты и небывалых черных людей, которых беззастенчиво ласково обнимали наши белые красавицы, за что потом и поплатились отрезанными в комсомольском комитете волосами, а в награду они получили черных ребеночков, которые заложили основу стотысячного черного населения России.

У нас появились стиляги – явление чуждое советскому обществу и первая оппозиция официальной власти. В мире победоносно шествовал рок-н-ролл, и девчонки в платьях колокольчиках, беззастенчиво и в то же время грациозно танцевали этот танец, показывая всем свои трусики. Чаби Чакер в черных брюках и белой рубашке возвестил всему миру о новом танце твист, и под его песню “Lets Twist Again”, записанную на рентгеновских снимках, танцевали даже у нас. Тогда говорили рок или твист «на костях». Шофер Элвис Пресли делал свои первые записи на студии “Sun”. Мечта всех мужчин Мерлин Монро примеряла свое знаменитое белое платье, которым она будет сводить с ума половину населения Земли. В Америке открылись кинотеатры для машин, а на заправках служащие протирали стекла и колеса подкачивали, пока машина заправлялась – то, что у нас никогда не будут делать. Так же как и открывать дверь автомобиля перед женщиной – у нас небрежно распахивают дверь, открывая ее изнутри. Такая культура, такое воспитание.

Европа наводила порядок после бомбежек и зализывала раны своих городов. Вена танцевала вальс на своих площадях, а в Париже, уставшие от войны люди, под аккордеон танцевали прямо на улицах и бульварах. Расцвел Монмартр, почистила перышки как кокетливая женщина Эйфелева башня. Разбирали завалы в Англии после варварских бомбардировок немецкими ракетами. В разрушенной Германии жители поднимали руины, и пивные раздавали им бесплатно пиво и сосиски, а потом те же жители танцевали польку и веселые тирольские танцы, забыв об ужасах войны. Черчилль в Фултоне объявил новую войну уже Советскому Союзу. Но он не подозревал, что военная мощь не сможет сделать то, что сделали четверо парней из Ливерпуля — Леннон, МакКартни, Харрисон и Ринго Стар, которые в конце 50-х собрались в Ливерпуле со своими электрогитарами и под барабан перевернут в последствии весь мир, и им, этим ребятам, будет принадлежать историческая роль формирования «поколения «Битлз». Это поколение во всех странах мира положит конец «холодной войне» и антинародная социалистическая система рухнет в одночасье под звуки гитар рок музыкантов.

В Советском Союзе тоже пытались отдыхать от войны, но танцы длились недолго. Веселье плохо получалось. Люди голодали, были плохо и бедно одеты. Под дулами откормленных верзил НКВД восстанавливали города из руин, и строили новую экономику и промышленность. Советский агент Абель доставил секрет изготовления атомной бомбы, а о супругах Розенберг никто даже не позаботился, и их казнили на электрическом стуле. Гениальный Курчатов под неусыпным контролем репрессивного аппарата Берии скопировал и произвел атомную бомбу, построив более тысячи новых предприятий со всей инфраструктурой. Это наш народ, уже в который раз, в лишениях и нищете совершил невообразимый трудовой подвиг – на своих плечах и своими мозолистыми руками вытянул страну из состояния полной разрухи и поставил ее в число экономически развитых государств мира, а, главное, этот народ заставил всех уважать нас и считаться с нами. Мы гордились тем, что живем в этой стране.

Сейчас все повторяется с точностью наоборот. В нашей стране появились тысячи бездомных людей и миллионы беспризорных детей, изменились моральные ценности. Демократические свободы так и остались только на бумаге Основного Закона и в речах кандидатов на высшую власть. Дети умирают от того, что власть не выделяет на лечение деньги. Наша демократия основывается на криминальных законах, поэтому честно работать невозможно, и в новой России мальчики в школе мечтают быть ворами в законе, обкладывая данью младших учеников, а девочки готовятся быть проститутками, отдаваясь озабоченным ученикам в туалетах и собирая деньги на ночную дискотеку и таблетки «экстази».

В шестидесятых годах мы мечтали стать летчиками, потом космонавтами. Мы жалели, что для нас нет войны, чтобы проверить себя, даже не подозревая, что на долю нашего поколения выпадут и войны и тяжелые испытания.

(полная версия на сайте  http://proza.ru/2013/06/04/1078

Корреспондент:  Иван Львович. Как получилось так, что Вы — военный переводчик, ко всему прочему проходивший по номенклатуре ГРУ, вдруг оказались в курсах, которые готовили военных наблюдателей. Что это были за курсы, для кого как и почему?

Ну вот вы сказали, что по линии ГРУ  — это не совсем так, дело в том, что я, как военный переводчик, был приписан и работал в Десятом Главном управлении Генерального штаба, а ГРУ называлось Вторым Главным управлением  Генерального штаба, потом  ГРУ Министерства обороны, т.е. повысили его статус, на одну ступеньку выше, потом опять понизили и сделали ГРУ ГШ МО.  Десятое Главное управление ГШ, это было Главное управление международного военного сотрудничества ГШ МО, точно так же, как оно осталось таким же и сейчас. И оно было  подведомственным, подотчётным управлением ГРУ, потому что все главные должности и начальник главного Десятого управления – это были высшие офицеры ГРУ.

Читать далее »

Сам текст, на взгляд рецензента, стал более компактным, более динамичным, более собранным, не утеряв, впрочем, того принципа контраста (сюжетных линий, эпизодов, интонаций, то художественного, то воспоминально-документального пространства), который ярко и рельефно присутствовал еще в первом варианте.

Что получилось у автора сейчас, какой текст мы получили в результате проделанной работы?

Некоторые эпизоды сократились, выгодно оттенив яркие сюжетные повороты.

Ярче выявилась найденная в прежнем варианте книги интонация доверительного рассказчика, — рассказ от первого лица сразу настраивает читателя на “интимную” волну, читатель хочет (и может, в данном случае) доверять автору.

Более сжато, более концентрированно написаны военные сцены, сцены “боевого крещения”. Причем интересно (и оригинально) прописаны сцены, полные самых жутких жестокостей: из них явствует, что война – огромная, жесткая, мужская и простая работа, — здесь простота авторского голоса, непосредственной, живой речи играет тексту на пользу, лишает его пафоса, на который покупаются многие, пишущие о войне:

“Я стрелял, прислушиваясь к звуку пулемета калибра 12,7 мм, направляя огонь на выбранную цель и продолжал стрелять, пока она не взрывалась. Когда в прицел попадал вражеский солдат, то я направлял пулемет на него, и он разрывался на разные части. Голова улетала наверх, а тело красными кусками разлеталось в стороны. Солдаты, как обезумевшие бегали в дыму и пыли в разные стороны, но я в азарте победного безумия настигал их везде и всех уничтожил. Получилось месиво из разорванных и окровавленных тел и горящих машин.

Получается, что я один выиграл бой, за что и ожидал получить похвалу, но в результате я дождался совсем другой реакции”.

Внутри текста, который, с одной стороны, стал избавлен от тяжеловесных периодов и мудреных композиционных построений, неожиданно интересно (и оправданно!) смотрятся так называемые политические эпизоды (рассказы про Гамаль Абдель Насера, про офицеров вермахта, бежавших в арабские страны, про создание государства Израиль). Понимаешь: без этих политических реминисценций роман утерял бы острое чувство достоверности, обостренное ощущение времени, в которое попал конкретный человек, занятый на Востоке конкретным (и важным!) делом, — и чудо, что он все запомнил, что происходило в те годы не только с ним, с отдельно взятым индивидуумом, а со страной.

Вот это масштабное чувство страны появилось (проявилось) в рукописи, когда она чуть-чуть подсобралась. Для искусства огромное значение имеет это самое “чуть-чуть”. Книга приобрела то, чего не было в первоначальном варианте рукописи – форму.

Выпуклее, рельефнее, бесспорнее проявился в тексте Восток. “Портрет” Востока в книге – отдельное (и лелеемое автором) пространство, то экзотическое, то суровое, на нем он то и дело делает акцент – ведь именно на Востоке прошли годы военной молодости героя, и именно Восток был – и пребывает и посейчас — “горячей точкой” на карте мира, приковывая пристальное внимание разных людей в разных странах.

Восток описывается по-разному. Море в Адене – ярко, зрелищно, живописно. Багдад, сердце Ирака – скупо, жестко, документально-точно. В чередовании эмоциональных и сухо-протокольных, дневниковых описаний есть своя прелесть: все более из текста становится понятно, что автор – настоящий мужчина, что он много пережил, многое увидел, многое смог.

Подобный пейзаж окрестностей Багдада настраивает отнюдь не на лирический лад: здесь констатация факта смотрится, на фоне других весьма выразительных текстовых фрагментов, опять обнаженной реальностью, кадром документальной хроники:

“Через три дня за мной приехала машина, которая и отвезла меня в Тикрит. Это 140 км от Багдада, потом еще три до самой школы. Танковая школа была справа от дороги, а слева напротив — летное училище, где наши летчики на тренировочных самолетах Л-29 и МИГ-17 учили иракцев летать. В танковой школе советские специалисты и с ними один переводчик-стажер жили в отдельном одноэтажном доме в километре от штаба. Сами учебные классы располагались рядом, и нам это было удобно. Вокруг ни одного деревца или травинки. Только твердый песок иракской пустыни”.

Лирические сцены тоже избавились от “низового”, “плотского” вызова, сейчас найдена мера любовной интриги и мера высокого чувства, связывающего в жизни мужчину и женщину. И опять автор находит абсолютно простые слова для, например, показа сцены прощания героя с девушкой Шакирой: “- Извини, брат, но время не терпит. Пора. Шакира, такая у нас жизнь, уж прости его. Ему еще предстоят большие испытания – его вся ваша контрразведка и полиция ищут. Давайте прощайтесь.

Но Шакира уже вполне овладела собой и без лишних слов и слез села в машину. Володя сказал:

— Иван, ворота не закрывай и приведи все в божеский вид. Сейчас сюда приедет шеф, — он сел в машину, и они стали выезжать за ворота.

Удачи тебе, Иван. И помни меня, — сказала из окна машины Шакира, и они уехали.

Уехала из моей жизни Шакира – моя самая пронзительная любовь”.

Такие фрагменты уже говорят о том, что автор владеет искусством собранности эмоций, немногословия, когда скупо и точно можно сказать сразу о многом…

Чем дальше течет текст, идет рассказ – тем больше вживаешься в книгу, ей веришь. Чудесно заканчивается рукопись – открытым письмом героя Полу Маккартни (письмо идет в двух вариантах – на русском и на английском). Это точнейший штрих времени, когда по “Битлз” с ума сходил весь мир, и наши парни в том числе, — одновременно и горячо, и наивно, и мудро герой пишет в письме, в незамысловатых строках, быть может, самое важное, то, что на самом деле и является лейтмотивом всей книги: “Битлз подготовили целое поколение людей к идее мирного сосуществования и сотрудничества между странами. Конечно, не только Битлз явились причиной всего того, что случилось, но сами того не осознавая, они стали одним из факторов разрушения социалистической системы в Восточной Европе. Что заставило меня обратиться к Вам? Что я ожидаю от этого? Я хотел просто высказать свою точку зрения и хотел, чтобы Вы меня поняли”.

Осознание себя в мире, мира внутри себя, движущейся ленты времени (или летящей его стрелы), своего личного времени, своей маленькой и такой безмерной жизни как драгоценности, встроенной, влитой в огромный земной хор миллионов совокупных судеб, — и об этом книга тоже.

И сейчас она приняла тот вид, когда ее можно – и нужно – показать издателю.

Елена Крюкова


Учрежден журналом «Военный Дипломат»
Президент Фонда ИВАН ЛУКАШЕВ — академик, действительный член Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, член Союза журналистов России, генерал-майор АБОП.

Основная цель фонда – объединение и координация усилий политиков, государственных деятелей, ученых, журналистов, военных дипломатов и миротворцев для содействия проведению коренных реформ в сфере военной политики и укрепления безопасности государства.Помимо организации круглых столов и семинаров по актуальным военно-политическим проблемам с возможностью освещения их в СМИ, планируется проведение конференций на местах, в проблемных точках дружественных нам государств в рамках уже действующих международных объединений, таких как СНГ, ОДКБ и ШОС, а также вновь создающихся политических институтов.

e-mail: ivlukashov@mail.ru

Клуб Товарищей Военного Института Иностранных Языков Красной Армии

Более подробно на сайте:

Бобков Филипп Денисович

Родился 1 декабря 1925 г. в г. Червона      Каменка  Кировоградской области на    Украине.

В 1942 г. работал строителем в  Кемеровской области,  был секретарем  Ленинск-Кузнецкого горкома ВЛКСМ.

1942–1945 гг. служил в рядах Советской   армии,  участник Великой      Отечественной войны. Дважды  ранен.    Воинское звание – гвардии старшина.

С 1945 г. – в органах государственной    безопасности  СССР. После окончания в    1946 г. Ленинградской школы      контрразведки «Смерш» направлен на  службу в Москву.

Был начальником Второго  главного управления  КГБ  (контрразведка).

С 1969 г. – заместитель    начальника Пятого  главного    управления КГБ, впоследствии –  его  руководитель.

С 1982 г. – заместитель  председателя КГБ СССР.

С 1985 г. – первый заместитель                                                                                                                                                            председателя КГБ СССР.

В феврале 1987 г. присвоено воинское звание «генерал армии».

Принимал непосредственное участие в урегулировании конфликтных ситуаций в Тбилиси, Нагорном Карабахе, Фергане, Сумгаите, Баку, Алма-Ате, Орджоникидзе, Грозном, Фрунзе и др.

Читать далее »

Федор Иванович Ладыгин. Родился в 1937 г. в Корочанском районе Белгородской области.

В 1959 г. окончил ВВИА им. Н.Е. Жуковского, а затем – Высшие академические курсы руководящего состава при Военной академии Генерального штаба ВС СССР.

С 1959 г. служил в строевых частях, затем в НИИ РВСН.

В 1964–1973 гг. – сотрудник ЦНИИ МО СССР.

С 1973 г. – в Главном разведывательном управлении Генерального штаба МО СССР.

В 1990–1992 – начальник Договорно-правового управления Генштаба.

С сентября 1992 г. – начальник ГРУ. В мае 1997 г. вышел в отставку.

Генерал-полковник. Вице-президент Союза ветеранов военной разведки. Член экспертного совета Комитета Совета Федерации по международным делам. Женат. Имеет сына и дочь.

Более подробно о Союзе ветеранов военной разведки

В 1990-х годах СМИ писали, что только благодаря Ф.И. Ладыгину в самые сложные времена удалось избежать реформирования. У Чубайса была заготовлена программа реформирования ГРУ, но Ладыгин отстоял ГРУ от МОДЕРНИЗАЦИИ «по Чубайсу», чего не удалось избежать другим спецслужбам, которые в результате дилетантского вмешательства оказались совершенно недееспособны перед натиском враждебной активности. И только Войска стратегического назначения и ГРУ смогли полностью сохранить свои кадры и свою боеготовность Но Ладыгину пришлось уйти в отставку.

Читать далее »

Юрий Дроздов

В настоящее время Юрий Дроздов глава Аналитического Центра НАМАКОН, созданный сотрудниками Службы Внешней разведки в отставке. С 1992 г. специализируется в области сбора, анализа и обобщения информации, позволяющей ее пользователям принимать наиболее оптимальные решения при осуществлении разнообразных проектов внутри страны и за рубежом.

Юрий Иванович Дроздов, до августа 1991 г. возглавлял самое секретное управление во всей системе отечественной разведки, так называемое управление «С» нелегальной разведки Первого Главного управления внешней разведки КГБ.

Читать далее »

Сэр!

Поводом для написания этого открытого письма послужила роль, которую сыграли Битлз в новейшей истории нашей страны. Может показаться странным сопоставление таких абсолютно несовместимых понятий. Однако, с моей точки зрения, в этом нет ничего странного, особенно для тех людей, которым сейчас 45–55 лет. Это те, кому в середине 60-х было 15–17 лет, и которых называют ”поколением Битлз”.

Для целого поколения советской молодежи Битлз значили совсем не то же самое, что для тех, кто жил с ними в одном городе или стране, кто мог свободно купить билет на их концерт, увидеть их в кино или по телевизору. В нашей стране тех, кто увлекался Битлз и рок-н-роллом, уже не сажали в тюрьму, как это было бы при Сталине, но партийные идеологи делали все возможное, чтобы мы не могли нигде ничего прочитать о Битлз или увидеть их на экране. Мы могли только слушать музыку Битлз, наслаждаясь ее красотой и неповторимыми голосами, не понимая слов. Чтобы понимать песни, мы стали учить английский язык. Коммунистическая власть прилагала огромные усилия для того, чтобы не допустить проникновения западной культуры, эхо которой уже доносилось до нашей страны в начале 60-х годов. Самые яркие и талантливые представители этой культуры в корне меняли представление об окружающем мире у советской молодежи 60-х. Ни разведка западных стран, ни военная сила не смогли достичь такого. Эта культура привнесла в наше поколение человеческое понимание любви и красоты. В начале 60-х совсем немногие в нашей стране знали и слушали королей Рок-н-ролла. Только Битлз смогли увлечь миллионы молодых людей в Советском Союзе, тем самым подготовив благодатную почву для проникновения в их сознание философии, далекой от коммунистической. Журналисты, дипломаты, спортсмены, несмотря на все опасности и трудности, рискуя своей профессиональной карьерой, привозили в Советский Союз пластинки Битлз и других групп. Эти пластинки потом бесчисленное количество раз переписывались на магнитофоны до полной потери качества и распространялись по всей стране На молодежных вечеринках вовсю звучали Битлз, Роллинг Стоунз, Холлиз, Энималз, Кинкс и позже Джими Хендрикс, Дорз, Крим и многие другие. Все эти группы составили ”золотой фонд” ”поколения Битлз”, впитывающего через их музыку новые идеи, которые сводили на нет все усилия советской пропагандистской машины. Эти идеи взывали к гармонии с миром, в котором мы живем, к любви и красоте. Я убежден, что, когда четверо молодых людей в конце 50-х взяли в руки гитары и стали петь свои песни в ливерпульском баре, они не представляли себе, что спустя время станут символом освобождения человечества не только от мракобесия коммунистических идей, но и от ядерной катастрофы. ”Поколение Битлз” не могло больше жить по принципам сталинского аскетизма и военного коммунизма. Все это объясняет, почему это поколение сломало систему, когда пришло к власти в конце восьмидесятых годов. Ни Горбачев, ни Ельцин не смогли бы изменить общество, если бы оно не было к этим изменениям подготовлено. Битлз подготовили целое поколение людей к идее мирного сосуществования и сотрудничества между странами. Конечно, не только Битлз явились причиной всего того, что случилось, но сами того не осознавая, они стали одним из факторов разрушения социалистической системы в Восточной Европе. Что заставило меня обратиться к Вам? Что я ожидаю от этого? Я хотел просто высказать свою точку зрения и хотел, чтобы Вы меня поняли. Я бы хотел от имени тех, кого называют ”поколением Битлз”, высказать Вам свою благодарность за то, что Вы были и есть, за то, что Ваши песни вложили в нас добрые чувства, научили нас ненавидеть все то, что воздвигло стену между нами и всем миром. Мы разрушили эту стену в прямом смысле в Берлине и в переносном смысле во всем мире, благодаря и вам – четверым музыкантам. Вы не только выдающиеся музыканты, но и выдающиеся представители Новейшей истории человечества. Ни один музыкант, кроме вас, не может сказать, что способствовал в большой степени переходу целой нации от одной политической системы к другой. Эта ваша заслуга останется надолго в памяти грядущих поколений. В завершение моего письма разрешите еще раз сказать Вам, что Вы прочно заняли выдающееся место в истории человечества ХХ века.

Ваш поклонник Иван Лукашев

Письмо было передано лично Полу МакКартни на пресс-конференции для журналистов, устроенной на Красной площади за 2 часа до начала его концерта

MY OPEN LETTER TO SIR PAUL MсCARTNEY

Dear Sir,

The stimulus for this letter of mine was the recent history of my country as well as the role played in it by the Beatles. Although it may seem strange to compare these two absolutely heterogeneous notions, on my opinion there is nothing at all strange in such a comparison, since those people who came to power in both politics and the economy in Russia are now 45–50 years old. These are the people who in the mid 60’s were only 15–17. This generation has acquired the title of «the Beatles generation». For a certain generation of Soviet youth the Beatles do not mean and imply the same thing as for other young people of the world who lived with them in one city and/or country, who had opportunity to get tickets to their concert or to see their film. Those fond of the Beatles were not jailed (it might likely happen under Stalin though) but the Communist Party ideologists tried to do their best to prevent us from reading about the Beatles in the mass media, watching them on TV or in the movies. We could only listen to their music, absorb the beauty of it and of the voices because we did not quite catch the words, so we began to study English just because we wanted to understand what they were singing about. No matter how hard Communist power tried to resist, the echo of the Western mass cultures started to penetrate our country in the beginning of the 60’s. No matter how this culture was denounced, it was this culture and its most talented and brightest representatives, who inspired the persevering world outlook of the Soviet youth of the 60[1]s. This culture planted human understanding of love and beauty in our generation. In the beginning of the 60’s very few people knew and listened to the kings of rock’ n’ roll. It were only the Beatles who joined millions of Soviet young people, and prepared fertile soil for penetration into their conscience of a philosophy far from the communist ideology. Despite all the taboos, overcoming risks and difficulties, journalists, diplomats and sportsmen putting their professional careers at stake delivered to the SU records of the Beatles as well as other groups. Those records were rerecorded here to the detriment of the quality and distributed all over the USSR. The Beatles, the Rolling Stones, the Hollies, the Animals, the Kinks and later on Jimmy Hendrix, the Doors, Cream and many others were heard at the youth parties. All these groups comprise the Golden Fund of the generation of the late 60’s, «the Beatles generation», having absorbed through this music new ideas, ideals which brought to nothing all the efforts of the Super Power machine of ideological suppression of the Soviet people. These new ideals were calling for harmony with the world we lived in, for love and beauty. I am assured that the four men having taken guitars and having begun to sing in the end of 50[1]s their unpretentious music in a Liverpool bar, could not even imagine, that they were destined to become a symbol of liberation of mankind not only from obscurant Communist ideas, but from a nuclear catastrophe threat, because «the Beatles Generation» could not any longer live under Stalin’s principles of ascetic, military communism. All the above explains why this generation changed the system having come to power in the end of 80s. These were not necessarily Gorbachev or Yeltsin who changered society. They could only do it, but for the whole generation had been prepared for the forthcoming changes. The Beatles had prepared the generation for the idea of peaceful coexistence and collaboration of states. It is understandable that not only should the Beatles be extended credit for everything happened here but they themselves unconsciously were one of the factors serving to demolish the Socialist systems in the Eastern Europe. What made me address you? What are my expectations? I just wanted to convey my point of view and to get your understanding. I would like on behalf of all those who are called «the Beatles generation», to extend my gratitude to you for the fact that you existed, the fact that you sang, that you planted good feelings in us, and at the same time you planted in us hate towards those forces which built a wall between us and the rest of the world. We broke this wall both literally in Berlin and indirectly – in the whole world, due to you – the four musicians. You were and are not only musicians but the brightest people of the most recent History. There is not a musician other than you who could be given credit for assistance in transition of a whole nation from one political system to another.

This merit and your music will be remembered by many generations to come. Finally, I would say that your position in the history of mankind in the 20th century is more than firm.

Your sincere admirer,

Ivan Lukashov

The letter has been given personally to Paul MacCartny in the press conference hold for journalists on Red Square 2 hours prior to the beginning of his concert

 

На эту публикацию пришло около 500 комментариев — см. ниже ссылку.

Опубликовано на сайте Beatles